Оглавление

========== Один ==========

Такой же, как все.

Я, как все… так кажется со стороны.

Поступил сразу на второй курс исторического факультета в Институт международных связей, сдав первый год экстерном.

Я, как все… обычная внешность, брюнет, загорелая кожа, худощавый, рост метр семьдесят. Только глаза немного выделяются - насыщенного бордового оттенка, похожие цветом на спелую вишню.

Я, как все… обычный парень, одеваюсь в джинсы и футболки, на ногах - ботинки, на руках - перчатки без пальцев, на голове - бандана. Весь стиль призван скрыть фигуру и максимально защититься от чужих прикосновений. Хорошо, что в этом учебном заведении разрешена свободная форма одежды.

Я, как все… по документам у меня счастливое детство: роддом, детсад, школа. Родители Марс и Мария Ильм, погибли три года назад в авиакатастрофе. Ничего, бывает.

Я как все. Только вот почти все из перечисленного - ложь, даже цвет моей кожи.

Мне не девятнадцать, а восемь лет, и три года назад меня разморозили на военной базе «Свобода», вывели из анабиоза, в котором я провалялся двадцать лет. Воскресили, подлатали шкурку, так как спать меня уложили не просто так, а в связи с ранением, не совместимым с жизнью. Но технологии идут вперед, и медицина наконец научилась восстанавливать оторванные конечности. Слава нанитам и расе шахисов их изобретших!

Проснулся и вдруг узнал, что война, на которой воевал в течение пяти лет, давно закончена мирным договором. Смирись солдат, ты больше никому не нужен. Родина давно прекрасно обходится без тебя, и враги стали друзьями, а ты все проспал.

Три года реабилитации, чтобы узнать новые законы жизни, влиться в общество и стать законопослушным гражданином. Самое сложное - осознать, что остальные джеты уже давно рассеялись среди серой массы обывателей, слились с ней, адаптировались, а в анналах истории мы числимся, как простые солдаты, не посрамившие отечество. На главной планете Федерации даже поставлен памятник в нашу честь. М-да…

Видел я этот памятник из черной бронзы: шесть фигур бравых джетов в боевых костюмах около танка класса «Аврора», раненые, с оружием наперевес, кто-то без шлемов, приникли к машине и отстреливаются от невидимого противника. Очень реалистично, сам в такой ситуации не раз бывал. И главное, скульптору удалось передать, как мы похожи друг на друга, просто братья. Говорят, джеты до сих пор носят цветы к этому памятнику, даже спустя двадцать лет, и еще долго будут носить, пока хоть один из нас жив.

Мне начислили пенсию, помогли поступить в институт на выбор. Я выбрал Имперский. Самый лучший, с возможностью проживания в учебном городке. Представьте себе, целый город, масса людей моего возраста, отличное место, чтобы затеряться и не отсвечивать.

К сожалению, на свои деньги я мог позволить лишь двухместную комнату. Зато в ней был душ и туалет, а так же балкон с видом на парк. Фактически это - общежитие, рядом своя больница, спорткомплекс, библиотека. Красота.

От военного прошлого, кроме наград в коробке, остались шрамы на спине да в районе бедер, которые не смогли полностью убрать медики в госпитале ветеранов, а еще - привычка спать с ножом под подушкой. Ну и так всякие мелочи, различимые только для профессионалов.

В общем, шифровался по полной программе, сам даже стал верить, что обычный гражданин, старался забыть прошлое и просто жить, тем более у меня было ради кого, но об этом позже.

Жил в комнате один, наслаждался своим новым положением до определенного момента. И не было печали, пока ко мне не подселили соседа.

Топот этого индивида услышал еще с лестницы и заранее насторожился; он открыл дверь мощным плечом и обозрел серым взглядом пространство своего будущего ареала обитания. Буркнул:

- Сойдет.

И я понял, что начались неприятности. Интуиция меня никогда не подводила.

Двухметровый детина со спортивной сумкой в руке еле втиснулся в дверной проем и занял пустую кровать. Парень был похож на молодого волка: сильный, наглый, самоуверенный тип.

От него пахло хвоей, медом и чуточку опасностью.

- Матвей! – рявкнул он, протягивая руку и добродушно оскалился, осматривая меня с ног до головы взглядом хищника, увидевшего перед собой аппетитного кролика.

- Павел, - представился я, пожимая большую ладонь, внимательно вглядываясь в будущего соседа. Где-то я уже видел такие серые глаза, ну да ладно, после анабиоза память не раз шутила со мной шутки.

Рукопожатие было крепким, но парень не пытался напирать и показывать силу, все в рамках приличий, разве только длился контакт чуть дольше дозволенного, но я пропустил этот факт мимо. А зря.

Матвей оказался шумным, неугомонным и неряхой. Разбрасывал свои вещи по всей комнате, а потом начинал искать нужный предмет гардероба, спрашивая, почему-то у меня. Я отвечал, так как почти всегда знал, где он что побросал. Профессиональное.

Парень коротко стриг свои каштановые волосы, одевался, как рокер, слушал металл и гонял на байке как сумасшедший. От него пахло медом и травами и это, пожалуй, больше всего сводило с ума, именно это, а не хаос, который он устраивал в комнате. Мне постоянно хотелось подойти ближе и вдохнуть аромат, исходящий от его тела. Пиздец! Я стойко игнорировал свои порывы.

Учился он средне, не забывал про вечеринки и попойки, большая часть которых проходили у нас в комнате. Когда мне надоедали чужие люди, грохот музыки и парочки, целующиеся у нас в ванной, я доставал спальный мешок и шел ночевать в парк. Да, вы правильно поняли, ночевал среди деревьев, иногда забирался на ветку большого дуба и дремал в тишине и покое, прислонившись к стволу.

С Матвеем по поводу вечеринок поговорил лишь один раз, он меня послал, назвав занудой и сухарем, я в ответ перестал прибираться, и вскоре наша комната превратилась в свалку, в которой чистой оставалась только моя постель и стол рядом. Пивные бутылки захламили пол, а презервативы не обнаруживались, разве что на люстре. Матвей делал только то, что ему было нужно, просто игнорируя меня. Упрямая скотина.

Кулаки чесались набить ему морду, но сдерживался, постоянно напоминая себе, что я - цивилизованный человек. Наша драка откладывалась на неопределенный срок. Но однажды я просто не выдержал.

========== Два ==========

Мы сцепились жестко, перевернули обе кровати, расхреначили стол, наставили друг другу синяков. Я сломал Матвею нос, в отместку он разбил мне бровь и губу, а следом этот волчара получил от меня вывих плеча. Остановились, когда оба тяжело дышали, одежда в крови, порвана в хлам, а по взглядам понятно, что если один из нас не уступит, то в комнате появится труп.

Я тяжело втянул воздух, пропахший нашим общим запахом, посмотрел в серые глаза и плюнул, в прямом смысле, а потом ушел в ванную, видя, как этот мерзавец победно усмехнулся.

Все осталось по-прежнему: вечеринки, презервативы в самых неожиданных местах. Мои ночевки в парке переросли чуть ли не в постоянное место пребывания. Я приходил с занятий, делал заданный материал, принимал душ и переодевался, а под вечер, когда Матвей вваливался с очередной компанией, брал спальник, планшет и растворялся в ночной тиши, иногда даже через окно, чтобы не встречаться с наглым, самоуверенным засранцем.

Через неделю к моему удивлению наша комната перестала походить на свалку, Матвей начал прибираться по мере своих сил и возможностей, я молчал в тряпочку, хотя и ловил иногда на себе взгляд серых глаз. Еще через неделю вечеринки стали реже, и я мог уже под утро спокойно возвращаться в свою постель.

Ночевать на природе мне нравилось, хорошо, что климат здесь мягкий, ночи теплые, луны светят над головой, я привык. Может показаться, что я свалял дурака, и надо было переломать ему конечности и доказать, кто сильней, а потом ловить злые взгляды и держать под подушкой нож на всякий случай, но это не выход.

С ножом я и так не расставался, военная выучка, а делать парня еще опаснее, чем он есть, не стоило, но Матвей вновь стал испытывать моё терпение на прочность. После последней вечеринки я обнаружил пачку презервативов у себя за кроватью.