Поль во время всего этого, довольно длительного, разговора находился рядом, и как бы нелепо это не смотрелось в сложившейся ситуации, он, словно боясь, что я вновь исчезну, постоянно нет-нет да находил повод прикоснуться.

— Надо как-то приводить их в чувства, — глядя в сторону лероссов, произнёс Дел Карен. — Утащить на себе мы их не сможем. Ещё неизвестно, что ждёт нас за этими дверями. И так везёт, что никто ещё не наведался в гости.

— Что я пропустил? — неожиданно отстраняясь от меня, произнёс…

— Паша? — уже осознав, что именно произошло, едва ли не простонала я, и парень кивнул. — Вот уж не думала, что когда-то это скажу, — говорю, с тоской глядя на ставший теперь бесполезным болтающийся у него на боку меч. — Но не могу сказать, что рада тебя видеть, — буквально процитировала слова Ворона.

— Даже так? — ничуть не обидевшись удивлённо приподнял бровь парень. — И всё же, что у нас тут происходит?

Делать нечего, пришлось отвести его в сторонку и пересказать всё то, что успела узнать.

Парень ничего не говоря выслушал, молча кивнул и направился к лероссам. Наклонился, прощупал пульс, сняв несколько повязок осмотрел раны. Покивал каким-то своим мыслям и начал нащупывать на теле Ворона какие-то точки и нажимать, растирать. Я с любопытством взирала на его действия, остальные так же не вмешивались, а спустя какие-то двадцать минут, Ворон издал хрипловатый стон и… Очнулся.

«Передай этому садисту — спасибо», — раздался его, на удивление бодрый, голос в моей голове.

«Передам», — пообещала я, и заметив, что тот пытается подняться, кинувшись к нему, желая помочь, но тот оттолкнул мою руку:

«Кому-то перенапрягаться нежелательно. Или прямо тут, в Верторике, родить хочешь?»

— ГДЕ?! — вслух выкрикнула я, переполошив всех вокруг.

«Ты прекрасно слышала где. Странно, что сумела дотянуть сюда портал…» — как-то виновато отводя взгляд, произнёс Ворон.

— Что случилось? — тут же встрепенулся привлечённый шумом Паша, продолжавший до этого осмотр второго пациента.

— Мы… Мы в Верторике… — с трудом веря в собственные слова, выдавила я.

— Что?.. Но как?.. Почему?.. — посыпались вопросы со всех сторон.

Ну что тут скажешь? Я лишь плечами пожала. И Ворон примолк. Что он тут делал? Ну не сбежал же, не стал бы… Но…

«Мы оказались не в то время и не в том месте», — словно оправдываясь произнёс мой леросс.

Я взглянула на продолжающего реанимационные процедуры Пашу, вздохнула и подстелив валявшуюся неподалёку полусгнившую ветошь, села на пол.

«Расскажи, что произошло», — попросила и приготовилась к долгому рассказу.

«А всё просто и сложно одновременно», — покладисто отозвался Ворон. — «Как оказалось тут тоже начался перед власти. Был использован какой-то мощный артефакт, вернее два, и… Не знаю специально ли, случайно ли, но теперь на этом материке нет магии. Совсем нет, Мил».

«Всё это конечно познавательно, но вы-то как здесь очутились?» — не поняла я.

«Вы собрались воевать против протестантов и императора, но не учли, что появилась ещё одна противоборствующая всем и вся сторона, вернее, даже две, умудрившиеся заключить временное перемирие: Верториканские нынешние власти и их оппоненты. Они ринулись на Каленийский материк в стремлении заполучить лакомый кусочек — земли не обделённые магией и…» — Ворон умолк.

«И?» — поторопила его я, так пока и не разобравшись в происходящем.

«И кое-что ещё, но это уже другая история. В общем, мы с Росом практически сумели подобраться к императору и решились на самоубийственный шаг: уничтожить его, пусть и ценой собственной жизни, естественно предварительно порвав связь с тобой и Полем…»

«Сумасшедшие!»

«А ты нет? Думаешь, ты бы выжила в этой передряге? Да, ты бог, но твои способности по большей части блокированы, а он, даже изначально был далеко не последним по силе магом, коль оракул избрал именно его. И благодаря способностям данным ему в момент восхождения на престол… Не тягаться тебе с ним, маленькая моя…»

«Ладно, бог с этим… Тьфу ты… Ну, в общем, ясно, что ничего не ясно. Так, как вас сюда-то занесло?»

«Разобравшись с ситуацией, мы поняли, что не время для смены власти — старое зло, знакомое зло, тем более ныне правящий протестант сам по себе и никого не приближает. Убей мы его, и оракул тут же активируется, как думаешь, кто будет избран в новые императоры?»

«Кто-то из Верториканцев?»

«Именно. И у них не сотни, и не тысячи сторонников. От всех нас и мокрого места не останется, ведь начнётся массовая зачистка под любым предлогом. Им нужны наши земли, наши города, дома в конце концов. В лучшем случае, Каленийцев как скот вывезут на ставшую непригодной для жизни Верторику, в худшем…»

«Уничтожат», — закончила я, понимая, что вряд ли кто-то будет щадить противника и тратить силы на его высылку за пределы материка. — «Но это по-прежнему не объясняет почему вы очутились тут», — напоминаю.

«Не поверишь», — оскалился в усмешке леросс. — «Мы встали на защиту императора».

«И?»

«Был бой, а потом они применили какой артефакт, я отключился, Рос оказывается тоже. Очнулись уже тут…»

«А с чего тогда взяли, что мы сейчас на Верторике?»

«Нам ввели какой-то эликсир… Или что-то типа того, не магическое, но лишающее способности к физическому сопротивлению. Около недели нас изводили пытками во время каких-то ритуалов. Но у них так ничего и не вышло. Зато мы достаточно успели услышать. Говорили то не скрываясь, бросая нас тут, они были уверены, что мы сдохнем. И так и было бы не появись ты с этим садистом».

«Хм… А почему добивать не стали? Не понимаю…» — мысленно говорю и с опозданием понимаю, что прозвучало это неоднозначно.

«Жалеешь?» — невесело усмехается.

«Не понимаю их поступка…»

«Нам отсюда не выбраться. Так зачем напрягаться?»

«А зачем напрягаться и тащить вас сюда?»

«О-о-о!!! Да, я ж не всё рассказал! А вот это совсем другая история!» — оживился Ворон, но тут со стороны где лежал Рос послышался хриплый стон.

— Как он? — вмиг забыв о нашем разговоре, я повернулась к Паше.

— Жить будет, — отозвался тот. — И Мил, нам надо отсюда выбираться, не нравится мне это место. Чутьё буквально кричит, что мы на мине замедленного действия сидим и всё тут вот-вот рванёт.

Не знаю почему, но мне сразу же стало не по себе, да, я и прежде не испытывала восторга от нахождения в этом месте, а после слов Паши захотелось поскорее выбраться наружу. Что у него за способности, как он сумел так быстро привести в чувства лероссов? Может в нём сохранилась частичка божественной магии несмотря на аномальность окружающего пространства?

«Валим отсюда», — вторя моим мыслям, раздался в голове голос начавшего подниматься Ворона. — «И да, я не договорил. Подобный эффект, в смысле конфликт артефактов, некогда уже имел место. Ну, в смысле, уже возникала обширная магическая аномалия. Тогда её устранили пролив немало крови».

— Уходим, — встав с пола, распорядилась я, и обернувшись к Дел Карену, добавила: — Организуйте, — взглядом указывая на стоящий в сторонке народ.

Сама сказала и тут же, вся подобралась, готовясь к отповеди, но нет, мужчина лишь кивнул и направился к толпящимся в дальнем углу людям. Ну что ж, раньше бы я и предположить не могла, что Вартиен может быть таким покладистым. Видимо жизнь сына ему действительно была дорога, коль он так изменился.

«Что им помешало сделать это на этот раз? Зачем надо было лезть на ваш материк?» — наблюдая за действиями главмага, я продолжила разговор с лероссом.

«В прошлый раз они так же, с помощью Калинийцев, избавились от проблемы», — отозвался он. — «Для устранения этого эффекта должен быть проведён обряд над потенциальным претендентом на трон императора. Жертвовать собой и своими близкими они не стали, и потом использовали подходящих под описание, но… С соседнего материка…»

«Но… Какой извращенец мог додуматься на такое условие снятия побочного эффекта?» — искренне изумилась я. — «И… Ведь под это описание подходит едва ли не любой маг-первенец от магически одарённой женщины!»