Дженнифер Ли Арментроут

Будь со мной

Посвящается моему брату, чей день рождения совпадает с днем выхода в свет книги «Будь со мной».

С днем рождения, Джесс Джеймс.

Jennifer L. Armentrout

BE WITH ME

Copyright © 2014 by Jennifer L. Armentrout

© И. Литвинова, перевод на русский язык

© ООО «Издательство АСТ», 2016

Глава 1

Сладкий чай станет моей погибелью.

Не потому, что количество сахара, содержащееся в одном глотке, могло кого угодно отправить в диабетическую кому. И не потому, что мой брат, резко развернув машину, едва не угробил три встречных автомобиля. И все только из-за того, что перед этим ему пришла эсэмэска из двух слов.

Сладкий. Чай.

Нет, вовсе не поэтому. За просьбой о сладком чае стоял Джейс Уинстед – живое воплощение девичьих грез и моих, куда более смелых, фантазий. И мне впервые предстояло встретиться с ним за пределами кампуса.

На глазах у собственного брата.

О, мать моя Пресвятая Богородица, как мне это пережить?

Зачем, ну зачем брату приспичило отправлять Джейсу сообщение о том, что мы совсем рядом с его домом, и спрашивать, не нужно ли чего привезти? Кэм собирался покатать меня по окрестностям, показать местные достопримечательности. Хотя то, что меня ожидало сейчас, абсолютно точно не шло ни в какое сравнение с тем, что я успела увидеть раньше.

А знакомство с очередным стриптиз-клубом стало бы последней каплей.

Кэм покосился на меня и, прибавив газу, помчался вниз по проселочной дороге. Казалось, мы лет сто назад съехали с автострады номер девять. Его взгляд переместился с моего лица на картонный стакан, который я сжимала в руках.

– Знаешь, Тереза, есть такая удобная штука, называется держатель для стаканов.

– Ничего. Я подержу, – замотала головой я.

– Ла-а-адно, – протянул брат и сосредоточился на дороге.

Понимая, что выгляжу полной тупицей, я решила напустить на себя непринужденный вид. Меньше всего мне хотелось, чтобы Кэм догадался, почему я вдруг стала вести себя как обкуренная.

– М-м, а я думала, Джейс живет на кампусе?

Кажется, прозвучало небрежно, да? Я чувствовала, что в какой-то момент, когда я задавала этот не такой уж невинный вопрос, мой голос дрогнул.

– Так и есть, но большую часть времени он проводит на ферме своих родителей. – Кэм притормозил и круто вывернул руль вправо. Стакан с чаем едва не вылетел в окно, но я вцепилась в него мертвой хваткой. От меня не уйдешь. – Ты ведь помнишь Джека?

Еще бы не помнить. Это был пятилетний братишка Джейса, который души в нем не чаял. Я хранила в памяти все, что удавалось узнать о Джейсе, – одержимая, как фанатки Джастина Бибера. Стыдно признаться, но это правда. Вот уже три года Джейс, сам не подозревая об этом, очень много значил для меня.

Друг.

Ангел-спаситель моего брата.

И объект моей страсти.

Но год назад, когда начались занятия в выпускном классе старшей школы, я почувствовала, что окончательно запуталась в своем отношении к Джейсу, который по-прежнему часто бывал у нас дома, приезжая вместе с Кэмом. Одна Тереза хотела обо всем забыть. Но другая отказывалась вычеркивать из памяти вкус его губ, прикосновения его рук, скользящих по моему телу, и то, как он произносил мое имя – со стоном, словно оно причиняло ему невыносимую боль.

О боже…

От оживших воспоминаний щеки под солнцезащитными очками вспыхнули, и я отвернулась к окну, борясь с искушением опустить стекло и высунуть голову, подставив ее потоку встречного воздуха. Мне нужно собраться. Если Кэм узнает, что Джейс целовал меня, он его убьет и закопает труп в какой-нибудь глуши вроде той, где мы оказались сейчас.

И это будет вообще черт знает что!

Поддерживать непринужденную беседу все же не получалось. Нужно было отвлечься. От горячего чая вспотели ладони, руки заметно дрожали, и удерживать стакан становилось все труднее. Я могла бы пристать к Кэму с расспросами об Эвери, и это наверняка сняло бы напряжение, потому что брат любил говорить о ней. Я могла бы спросить о его учебе или тренировках к весеннему отбору в футбольном клубе «Юнайтед», [1] но мысли крутились только вокруг скорой встречи с Джейсом в ситуации, когда сбежать от меня у него не получится.

До сих пор ему это удавалось. Всю первую неделю занятий он старательно обходил меня стороной.

Густые заросли деревьев по обеим сторонам дороги постепенно редели, и сквозь них проступали зеленые пастбища. Кэм свернул на узкую просеку. Внедорожник подпрыгивал на ухабах, и меня порядком укачало.

Я невольно нахмурилась, когда мы въехали в широкий проем между двумя коричневыми столбами. Сетчатая ограда лежала на земле, а на левом столбе была прибита маленькая деревянная табличка «УИНСТЕД: ЧАСТНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ». Большое кукурузное поле встретило нас сухими желтыми стеблями – судя по их чахлому виду, они доживали последние деньки. Чуть поодаль за деревянным забором, зияющим прогалинами, щипали траву лошади. Коровы – упитанные и довольные – паслись на соседнем лугу.

Когда мы подъехали ближе, в поле зрения возник амбар – старый и зловещий, как из фильма «Техасская резня бензопилой», [2] с жутким петухом-флюгером на крыше. А в нескольких метрах от него стоял двухэтажный дом. Некогда белые стены стали серыми, и даже издалека я смогла разглядеть, что краска на нем практически облупилась. Из крыши, залатанной синим брезентом, торчала полуразвалившаяся печная труба. У стены дома пылилась груда красных кирпичей, словно кто-то начинал ремонт трубы, но бросил эту затею, когда наскучило. За амбаром раскинулось кладбище битых автомобилей, проржавевших грузовиков и седанов.

Зрелище настолько поразило меня, что я привстала на сиденье. И это ферма Джейса? Я почему-то ожидала увидеть нечто другое… более современное?

Кэм остановил машину возле амбара и заглушил двигатель. Он посмотрел на меня и проследил за моим взглядом, который я не могла оторвать от дома.

– Несколько лет назад его родители пережили очень трудные времена и только сейчас начинают вставать на ноги, – вздохнул он, отстегивая свой ремень безопасности. – Джейс пытается помогать им с делами на ферме и прочим, но, как видишь…

Ферма явно нуждалась в более серьезной помощи, чем возможно предполагал Джейс.

Я моргнула.

– Здесь… мило.

Кэм засмеялся.

– Очень любезно с твоей стороны.

– Но так и есть, – защищалась я, крепче вцепившись в картонный стакан.

– Угу. – Брат перевернул бейсболку, надвигая козырек на глаза. Черные волосы выбились сзади из-под кепки и торчали вихрами.

Я хотела продолжить спор, но краем глаза уловила какое-то движение.

Из-за угла амбара на миниатюрном тракторе «Джон Дир» вырулил маленький мальчик, оглашая двор дикими воплями и характерными звуками. Его пухлые ручонки напряглись, сжимая руль. Под ярким августовским солнцем копна каштановых кудряшек отливала золотом. Джейс толкал трактор сзади и, кажется, вторил братишке, издавая вместе с ним рычаще-тарахтящие звуки. Трактор подскакивал на неровном гравии и кочках. И когда мальчуган закричал: «Быстрее! Давай быстрее!», Джейс расхохотался.

Желая порадовать братика, Джейс послушно толкал трактор зигзагами, пока не остановился прямо перед нами, поднимая клубы пыли, а Джек издал радостный вопль.

Наконец Джейс выпрямился.

Офигеть.

У меня отвисла челюсть. Ничто на свете не заставило бы меня отвернуться от такой красоты.

Джейс был без рубашки, и его обнаженный торс блестел от пота. Не знаю, каковы были этнические корни его семьи. Возможно, испанские или средиземноморские, потому что его кожа сохраняла естественный оттенок загара круглый год.

вернуться

1

D.C.United (англ.) – американский футбольный клуб из города Вашингтон, выступающий в высшей футбольной лиге США и Канады.

вернуться

2

The Texas Chainsaw Massacre (англ.) – Американский многосерийный фильм ужасов (2003). В центре сюжета каждого фильма – противостояние группы молодых людей маньяку-убийце по прозвищу Кожаное Лицо и его семье каннибалов.

Loading...