Джеймс Барклай

"Крик новорождённых"

(Восходящие Эстории-01)

Клэр, в которой смысл моей жизни

СПИСОК ДЕЙСТВУЮЩИХ ЛИЦ

Жители Вестфаллена

Ардол Кессиан — отец Восхождения, Слушающий Ветер

Виллем Гесте — Ступень Восхождения, Огнеходец

Дженна Кессиан — Ступень Восхождения, Объявляющая Боль

Андреас Колл — Ступень Восхождения, Хранитель Земли

Эстер Наравни — Ступень Восхождения, Хранительница Земли

Гвитен Терол — Ступень Восхождения, Хозяйка Стад

Меера Наравни — Ступень Восхождения, Огнеходец

Йен Шалк — Ступень Восхождения, Воднорожденная

Ардуций — Восходящий

Гориан — Восходящий

Миррон — Восходящая

Оссакер — Восходящий

Элса Геран — чтица Вестфаллена

Брин Марр — кузнец

Служащие Эсторийского Конкорда

Эрин Дел Аглиос — Адвокат Эсторийского Конкорда

Пол Джеред — казначей сборщиков

Фелис Коройен — канцлер ордена Всеведущего

Арван Васселис — маршал-защитник Карадука

Томал Юран — маршал-защитник Атрески

Катрин Мардов — маршал-защитник Гестерна

Орин Д'Аллинниус — главный ученый Адвоката

Арков — капитан дворцовой стражи

Эрит Менас — сборщик

Арин — сборщик

Легионы Северного фронта

Роберто Дел Аглиос — генерал армии

Даваров — мастер мечников, 21-я ала

Элиз Кастенас — мастер конников, 8-й легион

Горан Шакаров — мастер мечников, 15-я ала

Дахнишев — мастер-хирург

Рован Неристус — мастер-инженер

Эллас Леннарт — глас ордена Всеведущего

Легионы Восточного фронта

Гестерис — генерал армии

Павел Нунан — мастер мечников, 2-й легион

Дина Келл — мастер конников, 2-й легион

Легионы Южного фронта

Джорганеш — генерал армии

Парнфорст — мастер мечников, 34-я ала

Мореплаватели Конкорда

Гай Кортоний — адмирал, главнокомандующий окетанов

Карл Ильев — командир отряда, эскадра окениев

Патония — капитан, «Гордость Кирандона»

Антус — такелажник, «Гордость Кирандона»

Горрес — хирург, «Гордость Кирандона»

Граждане и другие

Лина Горсал — претор Брода Чаек, Атреска

Хан Джессон — гончар из Брода Чаек

Харбан Квист — проводник карку

Изенга Квист — Гор-Камас карку

Ренсаарк — сентор, отряд Царда

Крейсан — просентор, отряд Царда

Крик Новорождённых - Barclay_James__Cry_Of_The_NewbornAscendants_Of_Estorea1_map.jpg

ГЛАВА 1

834-й Божественный цикл, 1-й день от рождения генастро, 1-й год истинного Восхождения

И вот они лежат и мирно спят. Новорожденные и беспомощные. Прекрасные и хрупкие. Сейчас они мало чем отличаются от всех остальных младенцев, пришедших в этот благословенный Богом мир.

Никогда еще четверку новорожденных не разглядывали с такой тревогой, надеждой и восхищением. Казалось, атмосфера столь напряженного молчания должна была растревожить младенцев, заставить их проснуться, заплакать. Но они спали спокойно.

Жадно вглядываясь в крошечные лица, у колыбелей столпились те, для кого эти три мальчика и девочка, прожившие на свете всего лишь считанные часы, являли собой вершину самоотверженных усилий многих поколений. Но даже им, носящим титул Ступеней Восхождения, было неизвестно, смогут ли эти дети совершить то, что им предназначено. Несмотря на все приобретенные знания и бесконечный анализ записей, которые велись уже несколько сотен лет, полной уверенности не было.

И сколько бы присутствующие ни пытались прочесть знаки судьбы на безмятежных младенческих личиках, они знали наверняка: никакого знамения не будет. Младенцы не раскроют тайну — обладают ли они хоть чем-нибудь из того, чем должны обладать по тщательным подсчетам. Ступени Восхождения собрались вокруг колыбелек, не сговариваясь, в едином порыве. Все они ощущали нечто необыкновенное. После бесчисленных разочарований и ложных всходов на этот раз все было иначе. Должно быть иначе.

Шела Хаси стояла за колыбельками, а перед ними столпились семеро из восьми Ступеней. Впереди неизбежное, нестерпимо долгое ожидание проявлений истинного таланта. Но все последующие годы, пока не наступит разочарование, они будут хранить в сердцах надежду и мечтать об осуществлении предназначения, истоки которого теряются в тумане древней религии и веры. Присутствие Ступеней внушало Шеле трепет. Все жители Вестфаллена были связаны друг с другом родственными и иными узами, так сложилось за долгие века, однако Ступени Восхождения отличала некая аура, отделявшая их от остальных. На их облик наложили печать сохранившиеся способности, поразительная самоотдача и всепоглощающая решимость.

Время от времени Шела испытывала уколы зависти. До десятилетнего возраста она сама была Воднорожденной. Это чудесное время навсегда останется с ней. В тот день, когда она утратила талант, Шела едва не утонула.

С тех пор прошло почти сорок лет, и все равно время от времени она ощущала эту потерю так остро, как в самый первый миг. Ощущала как насилие над телом. Будто у нее похитили нечто такое, что она привыкла считать своим по праву. Поэтому она завидовала Ступеням, которые сохранили неразрывную связь с Восхождением и смутно ощущали те потенциальные способности, которыми наделены эти младенцы.

И в то же время Шела жалела Ступени, отлично понимая их постоянное беспокойство. Хотя те, чьи таланты гасли, обычно переносили эту утрату в раннем возрасте, случалось, что их лишался зрелый человек. Пережить подобную боль, наверное, невыносимо. Каждую ночь она, как и любой другой член пряди, молилась, чтобы Ступени не подверглись такому испытанию. И пока Бог был благосклонен к их молитвам.

Шела улыбнулась Ступеням. Люди, перед которыми преклонялись жители Вестфаллена, были очарованы новорожденными. Все, начиная с Ардола Кессиана, одного из трех ныне живущих представителей первой пряди, и кончая Йен Шалк, едва шагнувшей в отрочество и только привыкающей к своему предназначению. Какой он милый, Ардол Кессиан. Ему уже сто тридцать три года, он потерял все волосы и сгорбился, но все еще бодр. Его улыбка согревала в холодный день, а голос, низкий и звучный, приносил утешение Ступеням всех поколений. Он был несравненным Слушающим Ветер и точно предсказал, что во время рождения младенцев и в течение нескольких следующих дней установится теплая погода.

— Они прекрасны, не правда ли? — сказала Шела, и ее шепот громко разнесся в тишине уютной, залитой солнцем детской.

Через открытые окна струился легкий морской бриз, принося свежесть и прохладу. Шела слышала, как горячий пар шелестел по трубкам гипокоста под плитками пола, мягким теплом согревая воздух и нежные тела новорожденных.

Темно-зеленые глаза Кессиана лучились под истончившимися дугами бровей.

— Великолепны. Бесценны. В них сосредоточены все наши надежды и желания, хотя они этого не знают. — Он кивнул. — И я одобряю имена. Прекрасный выбор.

Ардол Кессиан протянул слегка дрожащую руку, чтобы по очереди погладить лобик каждого малыша, продолжая тихо говорить:

— Миррон. Многое ляжет на твои плечи. Помимо прочего, что выпадет на твою долю, тебе придется вынести бремя материнства. Твои братья по пряди, которые сегодня лежат рядом, будут всегда поддерживать тебя, как и ты их. Оссакер и Ардуций, вы носите имена великих героев-воинов, но вам никогда не придется сражаться. Ваша участь в мирных деяниях. И ты, Гориан. Ты поистине благословен именем отца нашего. Храни его. Будь верен его памяти. Исполни свое предназначение и вместе со своими братьями и сестрой достигни того, чего не можем мы. И используй это на благо всем нам во имя Бога Всеведущего.

Loading...