Бровкин Владимир Николаевич

Ресторан 'Дастаха'

Владимир Николаевич Бровкин

РЕСТОРАН "ДАСТАХА"

Всякий раз, когда в ресторане "Дастпха" за столиком собираются офицеры из разных родов войск, между ними непременно возникает спор о том, чей род войск нужней и кто из них выше по званию. В старые добрые времена, когда кроме войск планетного базирования, а иначе называемых планбазовскими, других не было, дело было куда проще: лейтенант - это лейтенант, капитан это капитан, генерал-майор - это генерал-майор, была в отношении воинских званий полная ясность.

Но вот появился космический флот со своими громоздкими и многочисленными службами и с такими же громоздкими и очень уж непривычными воинскими званиями, if все-то с той поры в субординации переменилось необыкновенно и пошла в войсках на этот счет такая неразбериха, в которой не только непосвященный человек, но и иной военный непременно сломит голову, если попытается добраться до истины.

Но. с другой стороны, стоит ли все валить на космические войска, когда в планбазовских за последнее время произошла не одна реформа и, к примеру, вместо одного майора появилось целых три: капитан-майор, штаос-манор, главмайор.

A коли все перемешалось, то стоит ли удивляться, что между представителями различных родов войск частые споры.

Иной раз до драки, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Так случилось и на этот раз.

За столиком сидят три офицера: невозмутимый и важный, в мундире темно-синего цвета, старший кандидаткапитан из национальной гвардии, плутоватого вида планбазовский пехотный штабс-майор в полевой, грязнозеленого цвета форме, и колючий, как рыбья кость, взъерошенный поручик-сержант десантно-патрульной службы космических войск Йорбабус в сине-зеленом парадном мундире.

Поручик-сержант ожесточенно спорит со штабс-майором.

Он беспрестанно бьет себя в грудь кулаком, повторяч при этом уже который раз одни и те же слова:

- Ну и что, что нет? Зато какая мощь!

И Йорбабус трясет кулаком:

- Да мой батальон роботов стоит десяти ваших плачбазовских пехотных батальонов. Ты хоть имеешь маломальское представление о том, что такое боевой робог БР-ХМ-3462? Это же по мощи и броне - целый танк. Ну куда против него твои хлюпики! Да они курятина против моих мордоворотов. Ха-ха-ха.

Еще немного, и они начинают приподниматься из-за стола, лапают друг дружку за грудки, но до драки дело не доходит, ибо за порядком смотрит совсем не пьянеющий старший кандидат-капитан из национальной гвардии. Задача национальной гвардии - охранять спокойствие и порядок, и старший кандидат-капитан и здесь весьма успешно справляется с подобной задачей.

Он разнимает развоевавшихся было комбатов и усаживает их на свои места.

- Знаете что, - говорит он им, - давайте-ка лучше выпьем. И поговорим о чем-нибудь другом.

С ним соглашаются и пьют.

Но разговор мало-помалу вновь возвращается в прежнее русло.

- Ну кто ты такой? - язвительно начинает вопрошать поручик-сержанта пехотный штабс-майор.

- Одним словом, сержант. Уяснил, а?

-A вот я - майор.

- Так что, по-твоему, выходит, что и адмирал-сержант - тоже сержант?

.....- Но ты-то не адмирал.

- Но и не сержант, а поручик-сержант.

- Вот именно, что поручик-сержант. И не поручик, и не сержант. Ни то, ни другое.

Планбазовский штабс-майор явно недооценивает решимости поручик-сержанта защищать честь мундира офицера десантно-патрульной службы космических войск.

Тугая петля гнева начинает затягиваться на шее Иорбабуса.

Лицо его полыхает краской.

Только протезное левое ухо, память о боевых действиях в квадрате 31425, сохраняет свой естественный телесный цвет.

Еще минута, и он вцепится обеими руками в штабсмайора.

Со стола на пол летит посуда.

- Ах ты, гнида планбазовская, - задыхается от гнева Йорбабус. - Ты еще будешь нас, десантников, позорить. Да я тебя сейчас так разделаю...

Старший кандидат-капитан снова пытается их разнять, но на этот раз у него ничего не получается.

- Прекрати немедленно, сержант! - кричит он возмущенно Йорбабусу. - Я приказываю немедленно прекратить!

- Что? И ты вздумал мне приказывать? Да я тебе сейчас такого сержанта покажу, век помнить будешь!

И вконец озлившийся Йорбабус кидается на старшего кандидат-капитана.

Тот ожесточенно обороняется.

Теперь против Йорбабуса уже двое. Перевес сил явно не на его стороне, но ветерана Джебле-Альтино и Сербенс-Видажо это не обескураживает.

Словно лев он сражается один против двоих.

Но силы явно неравные, и планбазовские войска начинают одолевать доблестного представителя космического флота.

Видя это, Йорбабус хватает с пола вилку. Еще мгновение - и старший кандидат-капитан будет на вилке.

Но тут бутылка недопитого вина, метко пущенная штабс-майором в лоб Йорбабусу разлетается вдребезги около самой переносицы: кровь, оетатки вина и внутрен59 ности глаза, вывернутого осколком бутылочного стекла, стекая по лицу, начинают расползаться темным пятном на груди обмякшего тела бравого командира батальона роботов.

Через зал к столику бежит военная полиция,

Через три месяца после случившегося командир батальона роботов с патрульного крейсера "Мэри Мэдвнлл", кавалер ордена "Оранжевый меч возмездия" поручик-сержант Вильгельмиус Иорбабус был комиссован по инвалидности и списан с корабля.

Крейсер "Мэри Мэдвилл" потерял еще одного боевого офицера.