Потом мать осторожно постучала по яйцу кончиком клюва. В ответ из яйца послышался стук, видно, птенец уже собирался вылупиться.

Птица Рух разбежалась и взлетела к самым облакам.

Она летела долго, внизу сначала был океан, а потом началась земля, на которой поднимались горы. Под облаками было холодно, и голый Синдбад совсем закоченел. Еще чуть-чуть – и он умрет от холода!

Вдруг птица камнем ринулась к земле. Синдбад не стал смотреть, зачем она это сделала, у него была лишь одна надежда – скорее отвязаться от птичьей ноги и остаться на теплой земле. Так что в тот момент, когда птица коснулась земли, Синдбад дрожащими руками развязал узел и отпрыгнул в сторону. А птица, с трудом взмахивая крыльями, взмыла к облакам.

Синдбад задрал голову и увидел, что птица Рух держит в когтях громадную змею.

Синдбад подивился тому, какие бывают большие змеи, и стал прыгать, чтобы согреться.

Только он подпрыгнул, видит – под ногами змея!

Он в ужасе отпрыгнул в сторону и чуть не наступил на скорпиона!

И тут Синдбад понял, что он попрощался с птицей Рух в глубоком ущелье, на дне которого кишмя кишели змеи, ящерицы, скорпионы, пауки и сороконожки. Причем одна гадина другой больше. А среди змей были и такие, которым ничего не стоило проглотить Синдбада.

На дне ущелья поблескивало множество камней, некоторые из них сияли, как алмазы и изумруды, но, конечно же, Синдбаду было не до них. Он все придумывал, как бы ему выбраться из ущелья живым.

Наступил вечер, а Синдбад так ничего и не придумал. На всякий случай он набрал целую горсть блестящих камней и кидал их в змей, которые подползали к нему слишком близко.

Как странно получается в жизни у людей, думал он. Одни люди за такие камешки готовы все на свете отдать, а он эти камешки кидает, чтобы остаться в живых.

Когда уже стало темнеть и змеи, что раньше грелись на солнышке, начали быстро ползать по ущелью в поисках пищи, Синдбад понял, что если он срочно не спрячется, то погиб.

И тут он увидел вход в пещеру.

Вход был довольно узкий.

Синдбад сунул голову внутрь и спросил:

– Простите, тут не занято?

Ответом ему было гробовое молчание.

Тогда он вполз в пещеру и на всякий случай завалил вход изнутри камнями. Потом он ощупью пробрался в дальний конец пещеры, нащупал круглый гладкий камень, положил на него голову и крепко заснул.

Наступило утро.

Луч солнца пробился в пещеру и разбудил Синдбада.

Его подушка зашевелилась.

И Синдбад чуть не закричал от страха. Оказывается, в темноте он не увидел, что пещера уже была занята удавом, который спал в углу, обмотав своим телом кучку яиц. Вот в этой семейке Синдбад и провел ночь.

Не дожидаясь, пока удав сообразит, что его добыча сидит в пещере рядом с ним, Синдбад кинулся прочь, выскочил наружу и тут перепугался еще больше.

Сверху на камни шмякнулся большой кусок свежего мяса.

Синдбад отпрыгнул от мяса подальше, но тут сверху упал еще один кусок. Некоторые из кусков попадали на завтрак змеям, но многие остались лежать на камнях.

Синдбад стал смотреть вверх, но обрыв был таким высоким, что он ничего не разглядел.

Прошло еще немного времени, и тут в ущелье стали слетаться хищные птицы – орлы, соколы, коршуны и ястребы. Они хватали куски мяса или змей, которые эти куски проглотили, и поднимались со своей добычей в небо.

– Мне повезло! – обрадовался Синдбад. – Воздушное путешествие продолжается!

Он снова размотал свою чалму и привязал себе на грудь большой кусок мяса. Потом лег на камни и стал ждать. Он очень надеялся, что какой-нибудь большой орел увидит его прежде, чем жадный удав.

Так и случилось. Вскоре сверху спустился громадный орел, он увидел мясо, привязанное к груди Синдбада, схватил его когтями и, поднатужившись, взлетел вверх.

Тяжело было орлу, но он поднимался все выше и выше, пока не опустился из последних сил на вершину обрыва. Он кинул Синдбада на землю и стал отрывать куски мяса, привязанные к его груди.

Синдбад поспешил отвязать мясо, чтобы орел по ошибке его самого не заклевал, и тут услышал шум, крики и звон.

К нему бежали люди, которые колотили палками по медным тарелкам и били в барабаны.

Орел испугался и улетел. А люди подбежали к Синдбаду и страшно удивились.

– А ты что здесь делаешь? – спросили они Синдбада.

Синдбад рассказал этим людям, как он перехитрил орла и поднялся из ущелья. Люди удивлялись смелости Синдбада и рассказали ему, что они – собиратели драгоценных камней. Они боятся спускаться в Змеиное ущелье и кидают туда свежее мясо. Драгоценные камни – алмазы, изумруды и рубины, которыми покрыто дно ущелья, – прилипают к мясу или попадают в живот змей. Потом прилетают птицы, хватают добычу и поднимают на вершину обрыва. Тут люди их отгоняют и отлепляют камни от мяса.

Охотники за камнями пожалели Синдбада и дали ему несколько алмазов и показали дорогу до их города. В городе Синдбад выменял на алмазы новую одежду и купил товаров.

Синдбад пошел в порт и попросился на корабль, который как раз собирался отчаливать. Он хотел вернуться домой и продать там товары.

Но ему опять не повезло.

Плыли они на корабле несколько дней и увидели небольшой остров. Решили пристать к нему и набрать свежей воды. Но только корабль бросил якорь, как его окружили лодки с дикими карликами, которых было так много, что они заполонили палубу и облепили мачты так, что корабля не стало за ними видно. А купцов и матросов они выкинули за борт.

Захваченный карликами корабль уплыл в море, а люди остались на необитаемом острове.

Купцы обливались слезами, потому что потеряли свои товары, матросы – потому что остались без корабля, один Синдбад не расстраивался.

Он уже привык к приключениям и думал: «Сейчас так плохо, что скоро станет лучше».

И только он так подумал, как впереди раздался страшный вой и поднялся столб вонючего дыма.

Путники замерли от ужаса, а из-за скалы выполз дракон. Он был покрыт зеленой чешуей, из пасти у него шел дым, а брюхо волочилось по земле.

Дракон не спеша подобрался к дрожащим путникам, прищурился и выбрал из них самого толстого. Высунув раздвоенный на конце красный язык, он слизнул купца, прожевал и проглотил.

Только тогда купцы кинулись наутек. Но остров был небольшой, и дракон не спеша топал за ними, хватал отставших и глотал их, как вишни.

Дракон гонял несчастных путешественников по острову до темноты. А как стало темно, оставшиеся в живых купцы и матросы забрались на высокое дерево и устроились на ветвях среди листвы. Они так надеялись, что дракон их не заметит!

Наступило утро.

Они проснулись и увидели – о ужас! Оказывается, дракон спокойно проспал всю ночь под деревом, дождался солнца и пригнул к себе дерево, как травинку. А пригнув, начал собирать с него несчастных людей.

Синдбад еле успел соскочить с дерева и убежать.

Он остался последним.

«Нет, – сказал себе Синдбад, – я не люблю, когда меня едят вонючие драконы. Раз я человек, значит, у меня есть умная голова. А голова должна что-то придумать».

Синдбад спустился на берег моря, и там валялось немало досок и бревен, выкинутых волнами.

Тогда Синдбад привязал себя к длинному бревну. Потом взял еще бревно и привязал поперек первого.

И к ногам привязал бревна. Всего себя обвязал бревнами, словно очутился в большой клетке.

Только он кончил связывать клетку для себя самого, как увидел, что к берегу спешит дракон – видно, опять проголодался.

Синдбаду было очень страшно, он зажмурился, но терпел.

Дракон посмотрел на странного человека в клетке из бревен и удивился. Он распахнул пасть и попытался проглотить человека. Но не тут-то было! Бревна не помещались в пасти, а перекусить их дракон не мог. Дракон забежал с одной стороны – ничего не получается! Дракон забежал с другой стороны – тоже не получается. Дракон подлез под клетку, дракон подбрасывал клетку в воздух, дракон хотел ее растоптать – но ничего не получалось! Он себе половину зубов обломал – и все впустую.