Новый 1667-й «хуторянка» встретила вконец истощенной. Шел десятый год после смерти Богдана Хмельницкого. И все это немалое время было потрачено не так на «державотворення», как на выяснения, кому из ближайших соратников покойного гетмана владеть его булавой.

Возникает вопрос: как же получилось, что вокруг Богдана собрались такие мерзавцы и ничтожества, схватившие друг друга за глотки, когда еще не успело остыть тело их вождя?

Воскрешение Малороссии - _10.jpg

Но причина казачьей междоусобицы во многом кроется в личности нашего самого главного национального героя. Богдан в Украине — идол. Как знамя его поднимают все силы пророссийской ориентации. Но побаиваются трогать и те, кто тянут страну в другую сторону.

Для них он тоже -— символ силы. Ведь если Хмельницкий не выиграл, то, по крайней мере, и не проиграл. Он умер в своей постели собственной смертью. Такая доля достанется не многим из тех, кто стоял у его гроба — они окажутся куда менее удачливыми.

Но за маской сильной личности скрывался хитрый и часто бессмысленно жестокий эгоист. Никакого государства Хмельницкий никогда не строил. В год смерти он подписывался титулом гетмана Войска Запорожского Его Царского Величества. Зато Богдан очень беспокоился о личной власти и о том, как бы оставить булаву в своей собственной семье. Первый кол в систему казачьей демократии вогнал именно этот всадник, который сидит теперь на коне в Киеве на Софиевской площади.

Если бы выборы после смерти Богдана происходили по-честному, то армия, скорее всего, захотела бы видеть во главе себя Ивана Богуна — лучшего казачьего полководца той эпохи. Но вместо него им подсунули шестнадцатилетнего мальчишку Юрася Хмельницкого, ни по возрасту, ни по интеллекту не способного вести в бой ветеранов, воевавших с самого 1648 года, когда началось восстание против поляков.

А еще передрались у гроба многочисленные родственнички по разным супругам почившего в Бозе. Юрась был сыном Богдана от первой жены, принадлежавшей к старому мещанскому роду Сомков из Переяслава. Поэтому ее брат Яким Сомко получил от гетмана-родственника должность Прилуцкого полковника.

Вторую жену Богдан повесил за измену и растрату. Детей от нее не было и никакой «политической партии», следовательно, тоже.

А третья жена Хмельницкого принадлежала к казачьему клану, носившему фамилию Золотаренко. Тихая, ничем не примечательная и не во что не лезущая Ганна, тем не менее, помогла сделать карьеру двум своим родным братьям, Первый из них — Иван — погиб в 1655 году в Белоруссии во время осады Старого Быхова. А второй — Василий Никифорович — был некоторое время Нежинским полковником.

Родная дочь Богдана от первого брака вышла замуж за брата генерального писаря Ивана Выговского. Выговские, таким образом, тоже вошли в круг ближайших родственников самого знаменитого деятеля эпохи так называемой национально-освободительной войны.

Воскрешение Малороссии - _11.jpg

Наконец, еще один персонаж — Ивашко Брюховецкий, хоть и не успел ни на ком из Хмельницких жениться, зато числился чем-то вроде личного адъютанта Богдана — в иерархии запорожцев его должность называлась «джура». Уехав на Сечь, он стал там кошевым атаманом, пользовавшимся огромной популярностью среди тамошней голытьбы как ближайший соратник великого гетмана: Действительно, кто еще был ближе, чем этот? Ведь именно он чистил вождю сапоги!

Вот эти деятели и устроили друг другу трепку, как только умер Богдан.

Иван Выговский, до того как стать писарем, работал адвокатом. У него была типичная для юристов манера морочить всем мозги. Сразу же после смерти Хмельницкого он убедил простодушных казаков, что вместо несовершеннолетнего Юрка, плохо знающего грамоту, кто-то должен подписываться в официальных документах. Лучше всего, по логике бывшего адвоката, мог сделать это он как самый грамотный — даже Литовский статут читал! Выговский выторговал себе право подписи с удивительной формулировкой — «на той час гетман».

По-нашему — вр. и. о. («временно исполняющий обязанности»). Он имел в виду, что гетманом становится только в то время, пока водит по бумаге пером. Со временем первая часть этого смешного титула как бы отпала, и хитрый Иван стал считать себя полноценным вождем — не хуже самого Богдана.

Никого не спрашивая, лжегетман договорился с Польшей, что .подконтрольная казакам часть Украины и Малой Руси войдут в состав Речи Посполитой под именем Великого княжества Русского. Сразу после этого соглашения остальные родичи Богдана восстали против Выговского и добились его смещения. Не помогла даже победа над московитами под Конотопом, которую вместе с крымским ханом одержал Выговский. Пришлось ему дать деру в Варшаву.

Булаву вернули полудурку Юрасю — гетманская же кровь! Ну и что, если не шибко умный? Главное, что он к этому времени немного подрос. Но молодой гетман оказался отчаянным трусом. Во время сражения объединенной русско-казачьей армии с поляками на Волыни под Чудновом в 1660 году Хмельницкий-младший испугался врага и перебежал на его сторону. Ему снова оставили булаву, но права урезали. По новому договору Украина возвращалась в Польшу. Но уже не как Великое княжество Русское, а как обычная территория под началом гетмана Войска Запорожского.

Воскрешение Малороссии - _12.jpg

Далеко не все родственники поняли этот шаг.

Яким Сомко тут же восстал против сына своей родной сестры, а другой дядя — Золотаренко — присоединился к недовольному. Гуртом легко бить не только батька, но и племянника. Неразумному Юрасю всыпали по первое число. Булаву у него отобрали, а гетманом без всяких выборов стал считаться Сомко — как главный победитель в битве с малолеткой.

Но тут с Запорожской Сечи вылез Брюховецкий, заявивший, что родичи Хмельницкого ведут себя недемократично, все забрали себе, порядка в стране нет, и нужны новые честные выборы, а не тайные игры «олигархов», которые к добру не доведут, в общем, всю власть — народу!

Воскрешение Малороссии - _13.jpg

Состоялась знаменитая Черная Рада 1663 года под Нежином. Большинством голосов победил «демократ» Брюховецкий. Но чтобы не было новых перевыборов, Якима Сомко, популярного у зажиточных казаков, он тут же казнил. А заодно и его союзника — Золоторенко. С братьями жен Хмельницкого было покончено.

Вся эта каша, получившая название Великой Руины, совершенно измотала запорожцев. Ведь продолжалась война с Польшей, а вела ее в основном русская армия. Причем, неплохо вела! Западные очевидцы отмечали, что в обороне русские действовали просто замечательно. Когда в январе 1664 года польский король Ян Казимир осадил малороссийский город Глухов, русские драгуны встретили его таким огнем, что французский офицер на польской службе Антуан Грамон не сдержал восхищения: «Большая часть всех наших офицеров была убита... Я не думаю, чтобы когда-либо войска показали столько доблести, как поляки в этот день в атаке и московиты — в своей прекрасной обороно^.

Днепр стал естественным географическим рубежом в этом противоборстве. Война постепенно превратилась в партизанскую. У России не хватало сил закрепиться на Правобережье. А измотанная почти двадцатилетней смутой Польша не могла вернуть себе левый берег. Наконец, в начале 1667 года обессиленные стороны заключили перемирие на тринадцать с половиной лет. И те, и другие собирались еще «довоевать» — когда-нибудь «потом»! Но пока выну:;едены были засунуть сабли в ножны.

Но за грехи отцов отвечают дети. Хмельницкого-старшего не смущало, что он «освобождает» Украину в союзе с татарами и турками, расплачиваясь с ханом пленниками из собственного народа. Его младший сын продолжил ту же политику. Только на пародийном уровне и не по своей воле. Потеряв булаву после измены царю, Юрко подался в монахи. Из монастыря его вытащили посланники турецкого султана. Стамбул планировал новый поход на Украину, а во главе шутовской «освободительной» армии поставил Юрия Хмельницкого. Так он и трясся в янычарском обозе.

Loading...