— Нет! Не делай этого! Пожалуйста! Не трогай ее, я ведь отдал тебе все, что ты хотел, я согласился на все твои условия, подписал всё что тебе нужно. Не нужно причинять ей боль, она тут не причем!

— Ну почему же не причем? Ведь все что ты так долго не хотел отдавать и ее тоже. — Он потянул Риту за волосы, намотанные на его руку. — Ради нее ты так долго не соглашался на мои условия, изображал героя. Вот теперь герой смотри, смотри как я ее поимею, и в следующий раз будь посговорчивей. — и впился в ее разбитые губы. Услышав сказанное, Рита стала дико вырываться, причиняя себе еще большую боль. Но ужас предал ей сил забыть о боли. Мужик над ней только засмеялся и усилил давление на поясницу. От боли Рита взвыла как раненое животное. «Нет! Пожалуйста, не надо» кричала она в внутри. Вслух вырывался только хрип, голос предал ее. А мучитель продолжал:

— Насколько я припоминаю вы вместе с самой школы, а Снежная Королева? Идеальный брак? — он наклонился к Ритиному лицу и она почувствовала обжигающее дыхание с перегаром у своего уха, давление на поясницу пропало, но она почувствовала чужую руку, задирающую ее вечернее шелковое платье и дернулась вперед — Тише, сучка. Не дергайся, а то твоему муженьку, мои ребята по ошибке что — нибудь отстрелят. Что ты так боишься? Ведь ты никогда не пробовала другого мужика, кроме твоего Андрюшеньки? Ты же не знаешь, вдруг тебе понравится? — тяжелое тело навалилось на Риту всем весом и уже две руки жадно и беспардонно шарили по ее бедрам, отодвигая тонкую ткань трусиков. Другую руку мучитель подсунул под ее тело, прижатое к матрасу и больно сжал одну грудь. Слезы боли и унижение полились из ее глаз. Она смотрела огромными от ужаса глазами на мужа, бессильно бившегося в руках здоровенных амбалов. Сорвав голос он беззвучно кричал: «Нет! Нет! Не надо!». Неожиданно насильник рванул ее трусики, они порвались больно прорезав кожу на правом бедре. Не в силах больше смотреть на мучения на лице любимого человека Рита крепко зажмурила глаза. От этого не стало лучше, она отчетливо стала слышать хриплое дыхание насильника, острее чувствуя каждое ненавистное прикосновение. — Жаль маловато времени, я бы такую как ты оттрахал бы по полной, что бы ты почувствовала как это быть с настоящим мужиком- хрипел он Рите на ухо. Он надавил коленом, раздвигая судорожно сжатые бедра. От сильной боли Рита опять рванулась вперед, силясь вырваться из под его туши. Услышав свой отчаянный вопль, не узнала голоса, хриплого и отчаянного.

— Ну хорош, сучка, предварительные ласки окончены. — С этими словами он перевалился на один бок. Рита услышала звук расстегиваемой молнии, повозившись немного он придвинулся обратно. «Я все выдержу, плевать, это быстро закончиться, они уйдут, а мы будем жить дальше, мы забудем, мы забудем…»- зажмурив до боли глаза повторяла Рита.

— Черт, что ж ты сухая то такая, а?. Ритино тело конвульсивно дернулось. Не обращая внимания больше на ее реакцию, приподнявшись и намотав ее роскошные волосы на руку, потянул за них на себя и резко вошел в ее тело. В который раз зайдясь криком Рита ощутила жуткую боль. Насильник замер на несколько секунд.

— Блин, тугая какая. — У Риты действительно никогда не было других мужчин кроме мужа, и так как размер у ее мужа был гораздо меньше, ей показалось что ее чудовищно разрывают изнутри. Ей казалось что если сейчас он начнет в ней двигаться, то разорвет ее. Рита распахнула глаза и увидела лицо Андрея перекошенное отчаяньем и ненавистью. Неожиданно пришла мысль: «Хорошо что у этих двоих на лицах маски, невыносимо было бы смотреть на их выражение, когда ее как шлюху трахают перед ними. Господи да какая разница! Ее муж смотрит не закрывая глаз на то как чужой здоровенный мужик глумится над её телом.» Она хотела закрыть глаза и представить себя в другом месте. Но неожиданно тело начало предавать ее, в ужасе она стала ощущать что по телу несмотря на боль, бегут разряды жесткого, совершенно незнакомого ей удовольствия. Из горла вместо криков боли вырываются стоны наслаждения. «Нет! Нет! Не смей! Этого не может быть!» — кричала и билась в конвульсиях стыда и отвращения разумная часть Риты. Но к сожалению видимо власть над телом захватила какая то другая, незнакомая ей прежде часть, которая с легкостью загнала эту обычную Рита далеко а угол, дрожать и плакать в бессилии, далеко в уголке сознания.

— Ах ты сладкая, — хрипел над ухом насильник, — тугая, сладкая, мокрая. Ты слышишь, а Андрей, она мокрая для меня — и он приподнявшись потянул Риту за волосы заставляя подняться и посмотреть в лицо мужу. Второй рукой он сжал Ритино бедро до синяков и стал резкими рывками дергать на себя, увеличивая темп. В этом момент тело окончательно предало Риту, из горла стали рваться хриплые крики, а тело отчаянно биться в попытке приблизить невыносимое наслаждение.

— Да, сучка, давай, кончи для меня, я хочу что бы ты навсегда запомнила меня, давай, кончай… И Рита взорвалась, хрипя и дергаясь как в конвульсиях… Вскочив в который раз в постели, потная, с трясущимся телом, задыхаясь, она судорожно пыталась понять где находится. Вокруг была темнота и тишина. Рассудок медленно возвращался к ней как всегда после этого кошмара. Всегда одного и того же кошмара. Господи ну неужели она заслужила это? За что? Но ощутив между ног предательски хлюпающюю влагу поняла — Заслужила! Со стоном спустив ноги с кровати поплелась в ванную. Колени тряслись и подгибались. Встав под тугие струи теплого душа, стала смывать пот со своего тела. Добравшись до бедер, ощутив скользкую влагу и жар содрогнулась от отвращения. Ну сколько еще она будет переживать свой позор, раз за разом. Уже много лет как они не видятся с Андреем, у него новая семья и даже родился ребенок. Он счастлив, и давно забыл о ней. Тогда после этого всего она пыталась попросить у него прощения за бесстыдное предательство своего тела, объяснить что ничего не могла с собой поделать. Он не захотел ее слушать ни сразу, ни потом.

— Столько лет я относился к тебе как ангелу, я был счастлив, что сумел заполучить тебя, самую прекрасную и чистую женщину. Год за годом я старался быть нежным и бережным с тобой, что бы не оскорбить тебя, не дай Бог, своими порочными фантазиями в постели. Но ты такая же как все. — Он не кричал, его голос был тихим и ледяным, губы презрительно скривились. — Грязная шлюха, которой просто нужно было что бы ее жестоко и без прелюдий оттрахали. Что то я не припомню что бы ты так подо мной извивалась и кричала. Такой ты мне не нужна. Такую я найду в любом публичном доме, кстати туда я и ходил все эти годы, что бы реализовать те фантазии которые считал недостойными своей «чистой» жены.

Не сказав ей больше ни слова, поднялся с окровавленного ковра в их спальне, не взглянув больше в ее сторону ушел из их дома… Рита резко выключила воду в душе и вышла из ванной, накинув халат. Она знала, что ей уже не уснуть сегодня, ну что же оставалось проверенное средство — ночная прогулка верхом. Одевшись и обув сапоги для верховой езды Рита направилась к конюшне. Едва открыв дверь услышала приветственное ржание Трепета. Он был рад. Ему за эти пять лет ночные поездки по лесу стали привычными и были в радость. Быстро, но без суеты почистив и поседлав Трепета, Рита вывела его из конюшни. Собак она предварительно пристегнула к цепям. Пусть остаются на хозяйстве. По ночам она их на конные прогулки не брала. Есть у них дурацкое свойство неожиданно из-за кустов на дорогу выскакивать. Трепет умный и не пугливый, но лошадь это большой заяц, так мало ли что. Сюда скорая не приедет, да и сотовый остался в доме. Выключенный. Сев в седло Рита направила мерина на залитую ярким лунным светом лесную дорогу. Сегодня полная луна, и лес просто прекрасен в этом призрачном серебристом сиянии. Рита глубоко и с упоением вдыхала густой запах ночного леса, всеми порами впитывала его звуки, вытесняя этим блаженным покоем реальной жизни отвратительные кошмары ночи. Пустив Трепета в рысь Рита неслась на ночному лесу стараясь забыть все на свете. Пара лет хождений по психотерапевтам не принесли ей облегчения. Да они ей все объяснили и о защитной реакции психики и про многое другое, но это ничего не изменило. И только здесь в лесу боль немного отступала. Стараясь не слишком утомлять верного друга Рита ему самому позволяла выбирать темп и продолжительность прогулки. Обычно они около получаса быстро ехали от дома, затем потихоньку шагом возвращались назад. Но видимо на Трепета ночной лес в полнолуние тоже произвел неизгладимое впечатление и он все несся по лесной дороге без остановок. Поняв, что так далеко они еще не заезжали Рита стала уговаривать Трепета вернуться. Неохотно конь согласился повернуть домой. Двинувшись потихоньку в обратную сторону они неожиданно услышали где то вдали какой то звук напоминающий вой волка. Мерин напрягся.

Loading...