щие заголовки сообщения — о побеге Дэлани из Брик-стонской тюрьмы. Вот! «Полиция обращается ко всем, кто располагает информацией о маленьком четырехместном грязно-серого цвета «остине» или «моррисе», стоявшем перед входом в Брикстонскую тюрьму примерно в то время, когда был совершен побег. За рулем находился мужчина, а на пассажирском сиденье — женщина. Информацию следует...» и т. д.

— Я верю в совпадения, но не в чудеса! — сказал вдруг вслух Слоун и в недоумении пожал плечами.

Когда Слоун выходил из автобуса, «моррис» остановился чуть впереди. Из машины выбрался невзрачный человек небольшого роста в синем костюме. На голове у него была шляпа с широкими полями. Слоун быстро миновал автобусную остановку и направился вдоль Грин-парка. На газонах повсюду стояли кресла, немногочисленные посетители бродили по аллеям, радуясь солнечному теплу. Транспортный поток послушно сворачивал к Гайд-парку. Грязно-серый «моррис» по-прежнему стоял там, где остановился несколько минут назад, а невзрачный человек следовал за Слоуном. Слоун щелчком сдвинул шляпу на затылок, но оборачиваться, чтобы удостовериться, едет ли за ним Пил, не стал.

Слоун миновал ворота Грин-парка, на мгновение задержался у края тротуара и посмотрел на массивное здание больницы Сент-Джорджа. Со стороны казалось, что он вот-вот раздумает переходить улицу и направится к Грос-венор-плейс. Его преследователь, а теперь уже и «моррис», двигались за ним на некотором удалении.

Неожиданно Слоун шагнул на мостовую, но не успел коснуться ногой проезжей части, как мотор «морриса» взвыл, и машина резко взяла с места.

Глава XIX. ДЖАНЕТ

Двадцать ярдов — совсем немного, но Слоун не был готов к этому и не сумел среагировать. Водитель другой машины, который намеревался обойти «моррис», нажал на тормоз, ее занесло. Грязно-серый «моррис» вильнул было в сторону Слоуна, но не смог его достать: такой маневр мог закончиться аварией. Водитель «морриса» судорожно вцепился в руль и, не снижая скорости, машина пулей пронеслась мимо Слоуна, перед самым носом второго автомобиля, который затормозил в нескольких дюймах от Слоуна. Шофер ее был белый, как мел.

Машина Пила промчалась мимо.

Человек в синем несколько минут постоял на краю тротуара, а затем повернулся и быстро зашагал в сторону Гайд-парк-корнер. Водитель машины, которая-едва не сбила Слоуна, закричал:

— Ты, болван проклятый! Жаль, что я тебя не угробил! Как только я еще остановился!.. Из-за таких вот идиотов и все неприятности. Тебе повезло, что жив остался... — Поток ругательств не прекращался. Слоун поправил свой костюм, попытался что-то ответить, но тот ему не дал и слова вымолвить. Вокруг собрались прохожие, все они были на стороне водителя.

- ...врезать бы ему! Ходят тут, точно слепые! Я бы на вашем месте...

- Да, вы правы, — оправдывался Слоун. — Это моя вина. — И он вынул из кармана визитную карточку.

— Да уж, черт побери, это уж точно твоя вина. Только дурак или пьянчуга способен на такое! Да не суй ты мне под нос свою карточку! — Водитель отмахнулся.

— Дело в том, что я следил за одним человеком, — пояснил Слоун. — Я из Скотленд-Ярда.

Прошло минут десять, прежде чем Слоуну удалось из нарушителя уличного движения превратиться в героя и продолжить свой путь. Он поймал такси и направился в Скотленд-Ярд. Там первым делом Слоун написал рапорт об уличном происшествии, подробно обрисовав внешность человека из машины и саму машину. В рапорте он сделал особую приписку: «Проверить по материалам брикстонского дела», а затем принялся разбирать текущие дела в ожидании звонка от Пила.

Наконец зазвонил телефон, Слоун схватил трубку,

— Слушаю?

- Говорит Пил, — послышалось в трубке. — Рад, что с тобой все в порядке, а то я боялся, что ты угодил под вторую машину.

— Ты проследил его до самого дома?

- Да, — ответил Пил. — Пансион в Челси. Я звоню из полицейского участка, думаю понаблюдать за ним.

Хорошо, — ответил Слоун, - только будь осторожен.

После сегодняшнего тебе, наверное, не стоит одному появляться на улице.

— Обо мне не беспокойся, - заверил его Слоун. -Ты лучше не спускай глаз с этого человека. Кстати, где машина?

У ворот пансиона.

Поспрашивай там, в Челси, у людей, где он был прошлой ночью. Попробуй найти гараж. «Грязно-серый», тебе это ничего не напоминает?

Брикстон!

Слоун рассмеялся. Он был доволен.

Прекрасное настроение еще не покинуло его, когда снова раздался телефонный звонок.

— Хэлло? О Марк! Привет, Марк!

Голос его изменился, он почти кричал. Марк Лессинг невольно заставил его вспомнить о Джанет.

Что-нибудь новенькое? — спросил Слоун.

Боюсь, что да. — Слоун подумал, что было бы хорошо поговорить с Марком по душам, но по телефону всего не скажешь, да и неразумно сейчас давать Джанет надежду.

Как она там?

Не очень. Джанет убеждена, что в Ярде о Роджере все позабыли. Ты не мог бы ее как-нибудь расшевелить?

Я попробую сегодня заглянуть к ней.

Минут десять после звонка он ничего не мог делать. Каждый визит к Джанет приносил ему боль, но Слоун снова был вынужден возвращаться к вопросу: говорить ли с ней о Роджере, чтобы дать ей надежду.

Он пообедал в столовой. Банистер сидел за своим обычным столиком. Взгляд его был мрачен. Банистер всегда казался нелюдимым. Но Слоун тут же забыл о нем.

Был уже пятый час, когда Слоун свернул на Белл-стрит в Челси. За ним никто не следил, да он и не думал сейчас об опасности — вряд ли они так быстро решатся организовать новое покушение. Один инцидент — это инцидент, два — уже совпадение, а совпадение всегда вызывает у полиции подозрение.

Навстречу по улице бежали два мальчугана: один — здоровый, пухлый и розовощекий, другой — пониже ростом, более стройный, с вьющимися волосами. Даже на расстоянии были видны его большие голубые глаза. Оба громко смеялись. В воротах стояла молодая женщина и звала ребят. Не обращая на нее никакого внимания, они вихрем промчались мимо машины, даже не взглянув на Слоуна. Старший, почти догнав младшего, протянул руку и схватил его за серые джинсы.

— Рича-а-ард, — вопил он задыхаясь, — это мое!

Видимо, Ричард взял себе вещь, ему не принадлежавшую. Женщина что-то крикнула, а потом бросилась вслед за мальчиками, и в этот момент Ричард, споткнувшись о камень, растянулся на дороге. Раздался душераздирающий вой. Слоун остановил машину, когда женщина пробегала мимо. Она была небольшого роста, полногрудая, с длинными темными волосами и бледным лицом. Слоун выглянул в окно и увидел Скупи. Старший из мальчиков стоял и широко раскрытыми от испуга глазами смотрел на брата. Потом он стал оправдываться:

— Я не виноват, Ричард взял сам.

— Ты плохой мальчик, Скупи, — сказала женщина. Ричард кричал не переставая.

Слоун вылез из машины и подошел к женщине.

— Можно мне покатать его на машине? Тогда он быстрее успокоится?

— Не надо, он разбил себе колено, — ответила женщина, помогая мальчику встать. Лицо Ричарда было свекольного цвета, а из широко открытого рта вырывались судорожные всхлипывания. У женщины были темные глаза, такие же, как у детей. Она подняла Ричарда на руки и понесла к дому Уэстов.

— Скупи, шагай за мной, — приказала она. — Посмотрим, что скажет об этом мама.

Слоун остановил машину перед домом в тот момент, когда подошла вся группа. И тут только Скупи впервые обратил на него внимание — его круглая мордашка расплылась в широкой улыбке.

О, мистер Слоун!

Хэлло, Скупи. Из-за чего весь этот шум?

Ричард забрал мой музыкальный ящик. — Скупи сразу почувствовал в Слоуне союзника. — Он мой, папа мне купил его перед тем, как уехать.

Неправда! — Ричард перестал плакать и сразу стал агрессивным. — Неправда, ведь так, Грэйс? Папа купил его нам. И сейчас моя очередь играть.

Женщина — ее звали Грэйс — опустила мальчика на землю. Коленка его сильно кровоточила. Она повела обоих мальчиков в дом. Слоун последовал, за ними. Джанет спускалась по лестнице навстречу. Его она не заметила. Он молча стоял, наблюдая за ней.

Loading...