Весной 1900 года Ленин вернулся из ссылки и был определен на жительство во Пскове. Без особого труда получил заграничный паспорт (видимо, таким путем власть надеялась избавиться от опасного смутьяна). Но до отъезда ему было необходимо завершить ряд организационных дел в России, и он «без спросу» поехал в Петербург. Там полиция выследила его, арестовала и отправила в тюрьму. Позже Ленин вспоминал: «Прямо за оба локтя ухватили, так что не было никакой возможности выбросить что-либо из кармана. И на извозчике весь путь двое за оба локтя держали». Он не смог ни уничтожить, ни выбросить имевшийся у него листок с записями заграничных связей, сделанными химическим способом. Внешне листок выглядел, как какой-то счет. На протяжении всего пребывания под арестом Ленин очень беспокоился о судьбе листка: под угрозой была и поездка за границу, и осуществление плана создания общероссийской газеты. Только что вырваться из ссылки, приступить к работе и снова угодить в тюрьму! Но жандармы не обратили внимания на «счет» и через десять дней выпустили «нарушителя порядка» на свободу. В июле 1900 года Ленин выехал за границу.

В Мюнхене из конспиративных соображений Ленин сначала жил без паспорта под фамилией Мейер, а потом по паспорту на имя болгарина Иорданова, которым его снабдили болгарские социал-демократы. Из этих же соображений переписку с Россией он вел через чешского социал-демократа Модрачека, проживающего в Праге. Позже, в Лондоне, Ленин с супругой жили под фамилией Рихтер.

В этот период главной задачей Ленина было создание общерусской марксистской газеты, которая стала бы не «не только коллективным пропагандистом и агитатором, но также и коллективным организатором». Такой газетой и стала «Искра», По мысли Ленина, организация профессиональных революционеров — агентов и сторонников газеты должна было составить ядро партии, ее остов. Вокруг газеты постепенно сложилась широкая партийная организация, произошла специализация по отдельным отраслям работы: одних — на воспроизведении литературы, других — на ее перевозке из-за границы, третьих — на распространении по России, четвертых — на устройстве конспиративных квартир, пятых — на доставке корреспонденций и т. д. По делам «Искры» и для связи с ее агентами Ленин посетил Москву, Петербург, Подольск, Нижний Новгород, Самару. Доверенные лица Ленина развернули опорные пункты «Искры» в Уфе, Пскове, Покрове, Петербурге, Москве, Полтаве, Киеве, Кишиневе, Баку, Астрахани, Самаре, Одессе и других городах. По мере выполнения своих задач они вливались в местные комитеты РСДРП. Говоря языком разведчика, можно сказать, что это были ленинские резидентуры, на которые он опирался, создавая партию.

Из-за разногласий с Плехановым после выпуска 51 номера «Искры» Ленин вышел из ее редакции. Однако это не помешало ему поддерживать связь с ее агентами и с партийными организациями в России. Переписка доходила до 300 писем в месяц. Постоянные связи у Ленина были с Петербургом, Москвой, Нижним Новгородом, Самарой, Уралом, Одессой, Киевом, Екатеринославом, Гомелем, Баку, Саратовом, а также Кавказским, Донским. Сибирским, Имеретино-Мингрельским комитетами, Комитетом Союза горно-заводских рабочих, откуда поступала важная информация и куда Ленин регулярно направлял свои советы и указания.

Агенты Ленина занимались не только информационной и литературно-пропагандистской работой. Когда пришла весть о восстании на броненосце «Князь Потемкин Таврический» Ленин со специальным заданием направил в Одессу Васильева-Южина. Обратите внимание на задание, которое получил агент: «Постарайтесь во что бы то ни стало попасть на броненосец, убедите матросов действовать решительно и быстро. Добейтесь, чтобы немедленно был сделан десант. В крайнем случае не останавливайтесь перед бомбардировкой правительственных учреждений.

Город нужно захватить в наши руки. Затем немедленно вооружите рабочих и самым решительным образом агитируйте среди крестьян. На эту работу бросьте возможно больше наличных сил одесской организации. В прокламациях и устно зовите крестьян захватывать помещичьи земли и соединяться с рабочими для общей борьбы. Союзу рабочих и крестьян в начавшейся борьбе я придаю огромное, исключительное значение. Дальше необходимо сделать все, чтобы захватить в наши руки остальной флот. Я уверен, что большинство судов примкнет к „Потемкину“. Нужно только действовать решительно, смело и быстро».

К сожалению, Васильев-Южин прибыл в Одессу, когда «Потемкин» уже покинул одесский порт. К тому же Ленин, видимо, находился в эйфории, охватившей революционеров в первые удачные дни восстания и не полностью представлял реальную обстановку. Отсюда и некоторые явно невыполнимые задания, для осуществления которых еще не созрели условия.

Стремясь создать такие условия, Ленин в ноябре 1905 года вернулся в Петербург, где развернул кипучую деятельность, так что утверждения о том, что, находясь в эмиграции, он стоял в стороне от революции 1905 года не соответствуют действительности. Он, в частности, считал необходимым вести активную борьбу за войско, перетягивая на свою сторону колеблющиеся части армии, не ограничиваться тактикой баррикадных боев и переходить к тактике партизанской войны, действию мелких отрядов и дружин. Кстати, 60 лет спустя знаменитый левацкий террорист, взявший себе кличку «Ильич», призывавший к развертыванию «герильи» — партизанской войны в городах, ссылался и на эти идеи Владимира Ильича.

В годы первой русской революции полиция активно искала Ленина и, скрываясь от нее, он вынужден был скитаться по различным адресам в Петербурге, его окрестностях и в Финляндии. Там он встречался со своими соратниками, а специально выделенный связной каждый день доставлял ему почту, а от него увозил в Петербург статьи и другие материалы. 18 июня 1907 года Департамент полиции предложил «возбудить вопрос о выдаче В.И. Ульянова из Финляндии». Пришлось переехать еще дальше, в глубь Финляндии. Но и там преследование продолжалось, и Ленину пришлось бежать в Швецию. Часть пути он проделал пешком по слабому льду и впоследствии вспоминал, что подумал: «Эх, как глупо приходится погибать».

Началась новая эмиграция, которая длилась около десяти лет. Одной из важных вех в подготовке кадров для подпольной работы в России стала организация партийной школы в Лонжюмо под Парижем. Около трех месяцев восемнадцать рабочих, приехавших из России, обучались азам большевизма и ведения нелегальной работы. После окончания школы все новые агенты Ленина были направлены в Россию на подпольную работу.

Пломбированный вагон

В связи с нарастанием революционной ситуации в России, Ленин решил перебраться ближе к ее границам. Вместе с Крупской он обосновался в Кракове, а затем в Поронине, где было проведено несколько партийных совещаний.

Но вот грянула Первая мировая война. 8 августа 1914 года по ложному доносу, обвинявшему Ленина в шпионаже, он был арестован. Статистические таблицы по аграрному вопросу австрийские жандармы приняли за шифрованную запись.

Дело, как говорится, не стоило и выеденного яйца, но опасность заключалась в том, что русские войска были недалеко от Кракова, и в случае их наступления Ленин мог попасть в руки царской полиции. Основания для беспокойства были: Департамент полиции сообщил командующему фронтом генералу Алексееву, что в краковской тюрьме может содержаться под стражей В.И. Ульянов, «известный более под фамилией Ленин…», и просил командующего «не отказать в распоряжении об аресте» Ленина и препровождении его «в распоряжение Петроградского градоначальства».

Арест Ленина вызвал протест левой части польской общественности. В его защиту выступили также депутаты австрийского парламента Виктор Адлер и Герман Диаманд, знавшие Ленина как члена Международного социалистического бюро. Нажим депутатов подействовал. Обвинение Ленина в шпионаже было настолько вздорным, что сама краковская полиция была вынуждена признать: «Против Ульянова не имеется ничего предосудительного в области шпионажа». 19 августа Ленина выпустили из тюрьмы.

Loading...