Ванесса Дэвис

Женский клуб

Глава первая

Джулия Маркис припарковала свой «БМВ» на стоянке перед элитарным женским оздоровительным клубом «Сибариты» [1] и улыбнулась. Теперь она здесь полновластная хозяйка. По условиям бракоразводного соглашения Джулия получила право владеть и распоряжаться заведением, над развитием которого ей пришлось так долго и усердно трудиться. Ее бывший муж Лео был слишком занят другими, милыми его сердцу делами, чтобы уделять внимание их совместному предприятию, тогда как Джулия, обливаясь кровавым потом, старалась изо всех сил, чтобы поставить дело на прочный фундамент. Так что она считала своим моральным правом потребовать передачи клуба ей в собственность и не удивилась, выиграв процесс.

Теперь же всякий раз, когда Джулия входила в двойные вращающиеся двери холла, ею овладевало острое чувство гордости за каждую мелочь. Здесь все напоминало первоклассный отель: приятные интерьеры цвета морской волны, мягкие кожаные кресла и чуть уловимый, успокаивающий аромат, витающий в воздухе.

За украшенным вычурной резьбой письменным столом в окружении экзотических пальм дожидался посетителей регистратор Стивен. Приветственная улыбка расплылась по его лицу при виде хозяйки.

— Все спокойно, Стивен? — спросила Джулия.

Она была убеждена в том, что все обстоит именно так, а любая проблема, если она и существует, утрясется сама собой уже во время разговора. Джулия набирала персонал только самой высокой квалификации, так что клуб «Сибариты» из процветающего, но заурядного оздоровительного заведения превратился в совершенно особенное место.

— Полный порядок, мисс Маркис. Я назначил Уоррену еще одно собеседование — завтра после обеда. Записал у вас в ежедневнике. Да, и еще: поступило два новых заявления о приеме в члены клуба. Сегодня утром, в одиннадцать, вы встречаетесь с Ребеккой Мэйтланд, а в три часа дня собеседование с Дорин Кэдсток.

Сначала на лице Джулии проступило выражение задумчивости, но потом его сменила какая-то злорадная веселость.

— Дорин Кэдсток? Случайно не жена нашего уважаемого члена парламента?

— Она самая, — ухмыльнулся Стивен.

Оказавшись в своем кабинете, Джулия победно рассмеялась. Да, что уж тут сомневаться: клуб выходит на самый высокий уровень!

Джулия Маркис пробежала взглядом по бланкам заявлений, которые передал ей Стивен. Ребекку Мэйтланд рекомендовала Лу Марш, так что, вероятно, соискательница членства в клубе тоже работает фотомоделью. Им вечно не хватает времени на свои слабости. Бедняжки всегда в полете на какой-нибудь далекий тропический курорт.

Но куда занятнее было узнать, что поручительницей Дорин Кэдсток выступила Таня Вейнтворт, женщина, которую Джулия всегда считала любовницей Джереми Кэдстока!

Но разумеется, никаких сплетен. Все, о чем говорится в стенах «Сибаритов», никогда не проникает наружу. Члены клуба, так же как и персонал, были предупреждены о том, что до тех пор, пока Джулия заправляет делами, табу на разглашение каких-либо сведений касается абсолютно всех. Немедленное увольнение или пожизненное лишение членства в клубе ожидало того, кто посмеет нарушить заведенный порядок, а поскольку «Сибариты» быстро завоевывали репутацию самого модного местечка в городе, это наказание значило очень много для человека, заботящегося о своем положении в обществе.

Ровно в одиннадцать Ребекка Мэйтланд явилась на собеседование. У нее было изящное, словно изваянное скульптором тело (достаточно модное по нынешним временам) и заурядное лицо — типичные глаза, нос, лоб и рот, которые, однако, успешно продаются, легко превращаясь в то, что, по мнению специалистов по рекламе, поможет продвинуть товар.

— Входите, мисс Мэйтланд, — улыбнулась Джулия, вставая навстречу и протягивая ей руку. — Меня зовут Джулия Маркис. Я управляющая «Сибаритов» и беседую со всеми будущими членами нашего клуба. Моя задача — поставить вас в известность о том, какие услуги мы здесь предоставляем. Лу что-нибудь рассказывала вам о нашем клубе?

Это была проверка Лу Марш на соблюдение правил секретности. Но Ребекка лишь изобразила полуулыбку — в серо-голубых глазах не отразилось ничего, что могло бы выдать подругу.

— Лу только сказала мне, что это отличное заведение, где можно хорошо расслабиться. Я тоже манекенщица, как и она, и мне нужно место, где я могла бы спрятаться… Такое, где не будут приставать с вопросами типа: «Уж не вы ли появились на обложке „Эль“ за прошлый месяц?» Возможность побыть одной — вот за что я готова платить.

— Конечно, — продолжала хозяйка «Сибаритов», — мы гарантируем вам полную конфиденциальность. Но также предлагаем еще целый ряд услуг, которых вы не найдете ни в одном оздоровительном клубе. Может, взглянете на наш рекламный буклет?

Джулия вручила собеседнице брошюру в яркой глянцевой обложке и опустилась обратно в кресло. В первой половине брошюры предлагалось описание гимнастического зала, бассейна, диетбара, солярия, сауны, водолечебного кабинета с различными водорослями, грязями и минеральными ваннами, а также маникюрного кабинета и парикмахерской. На приложенных к описанию фотографиях демонстрировались оформленные в едином стиле помещения с изысканным декором и роскошью убранства, оборудованные по последнему слову науки и техники. Одним словом, тут было все, чего только может пожелать любая занятая карьерой девушка или домохозяйка, заботящаяся о сохранении своей молодости, красоты и привлекательности.

Наконец посетительница добралась до раздела, посвященного интимному массажу, где приводился подробный рассказ о всевозможных техниках и расценках для каждой из них.

Джулия пристально наблюдала за лицом Ребекки. Вдруг длинные ресницы девушки дернулись, и испуг появился в ее глазах. Чтобы скрыть смущение, она долго не отрывала взгляд от страницы. Наконец Ребекка медленно развела длинные ноги в модных колготках и снова скрестила их, кашлянула, затем подняла глаза. На ее щеках играл озорной румянец.

— Вас поразил наш интимный массаж, — сухо констатировала Джулия, избавив Ребекку от стыдливой обязанности говорить об этом самой. — Разумеется, не все члены клуба пользуются такой возможностью, однако многие из них постоянно прибегают к подобной услуге и вполне довольны. Существуют строгие правила, регулирующие отношения между клиентами и обслуживающим персоналом. Массажист обязан носить пояс верности и может пользоваться в своей работе только руками и ртом. Любой посетитель клуба, который попытается уговорить массажиста заняться чем-либо, выходящим за рамки дозволенного, немедленно лишается членства. Надеюсь, вы понимаете, что я не могу рисковать репутацией? Если городские власти будут недовольны, у меня могут отозвать лицензию.

Ответ Ребекки прозвучал несколько нервозно:

— Да, я понимаю, мисс Маркис.

— Так вот, решите вы воспользоваться этой услугой или нет, я в любом случае настаиваю на соблюдении абсолютной секретности. К сожалению, из соображений безопасности я не могу разрешить вам оставить этот буклет у себя, но полный прейскурант цен вы найдете в любой комнате для переодевания или можете попросить его в регистратуре, когда захотите. Вы планировали обратиться к нашим услугам прямо сегодня?

— Да, пожалуй, — кивнула Ребекка Мэйтланд. — Сегодня я свободна весь день, а завтра буду занята на съемках.

— Хорошо. Тогда быстренько уладим все формальности. Вам нужно заполнить вот этот бланк…

Когда все необходимые бумаги были заполнены и подписаны, Джулия отправила нового члена клуба обратно в регистратуру, чтобы Стивен подобрал ей различных специалистов и терапевтов, а также выдал фирменные клубные аксессуары — банный халат и полотенце.

Впрочем, многие женщины все же предпочитали обходиться без халата и большую часть времени оставались полностью обнаженными, поскольку температура почти во всех помещениях клуба была как на тропическом острове. Даже у стульев в диетбаре были теплые меховые сиденья.

Loading...