Грозный голос зверя еще висел в воздухе надвигающейся ночи, когда само животное исчезло в темноте. Вспомнив его зубы, Мак-Кейд вздрогнул. Даже те, которые он увидел, были достаточно страшными, но он знал, что на брюхе хищника есть еще и пострашнее. Ледовые коты имели две пасти. Ложная пасть служила для того, чтобы дышать и убивать жертву, в то время как истинная пасть была предназначена исключительно для пожирания. Прикончив добычу, ледовые коты немедленно накрывали ее своим телом, чтобы предохранить от замерзания и одновременно подвести к ней свою истинную пасть. Совершая возвратно-поступательные движения над туловищем убитой жертвы, ледовые коты в считанные минуты могли оставить от человека только скелет, и при этом их ложная пасть и органы чувств оставались в полной готовности к отражению возможного нападения. По мнению ученых-биологов, подобная биологическая система была идеально приспособлена к условиям жизни на Алисе. Мак-Кейд не подвергал это утверждение сомнению. Но при этом не имел ни малейшего желания испытывать на себе эффективность этой биосистемы.

Тем не менее он решительно поднялся на ноги. К дьяволу ожидание! Если он сейчас же не начнет двигаться, то замерзнет насмерть. Ну и черт с ним, что ледовый кот не хочет прийти, он пойдет к зверю сам. Мускул на его левой щеке дрогнул, когда он перебросил успокаивающую тяжесть крупнокалиберного автомата-картечницы с руки на руку. Оружие было снабжено вращающимся магазином, набитым через один картечью и пулями с мягким кончиком. Этот автомат был лишь малой частью того арсенала, который Мак-Кейд, будучи единственным полицейским на планете, всегда держал в своем аэромобиле. В умелых руках такой автомат мог бы завалить отделение Имперской морской пехоты. «К несчастью, — подумал Мак-Кейд, — ледовые коты будут покруче морпехов и наверняка поумнее».

Он осторожно выбрался из расщелины. При спуске по склону ему встречалось не так уж много естественных укрытий, однако охотник стремился использовать каждое из них, время от времени замирая на мгновение перед скальными породами, выступающими над поверхностью холма, чтобы тщательно оценить обстановку. Мак-Кейд уже почти достиг подошвы холма, когда заметил ледового кота, который, пробираясь по противоположному склону, периодически останавливался в поисках источника теплового излучения или чтобы уловить в порывах ветра запах возможной добычи.

По-видимому, ничто не встревожило зверя, и он двинулся к большому обломку скалы, привлеченный, вероятно, тем теплом, которое продолжал отдавать камень, нагревшийся в течение дня. Еще пара ярдов — и он окажется достаточно близко от Мак-Кейда. Тот снял оружие с предохранителя и двинулся вперед.

Впоследствии он не был уверен, что же насторожило его: почти неразличимый звук, неприметное движение в воздухе или же некое шестое чувство, но что бы это ни было, оно заставило его шагнуть вправо и спасло ему жизнь.

Огромное тело второго ледового кота пролетело мимо, скользящим ударом сбив Мак-Кейда с ног и выбив из рук автомат. Пытаясь справиться с инерцией собственного движения, ледовый кот раздирал когтями лед и снег, изо всех сил стараясь развернуться для повторной атаки, а Мак-Кейд отчаянными усилиями пытался вытащить пистолет. Он ухитрился достать его одновременно с прыжком зверя. Оружие прогрохотало четыре раза, и тут туша обрушилось на Мак-Кейда, выбив из легких весь воздух и погрузив в удушающий мрак.

Упираясь изо всех сил в тело хищника и захлебываясь от нестерпимого смрада, Мак-Кейд отчаянно боролся за глоток воздуха. Вопреки его усилиям мускулистое тело хищника не сдвинулось ни на один дюйм. Напротив, оно начало извиваться и ерзать взад и вперед, стараясь вцепиться в плоть человека своей истинной пастью на животе. Только ткань термокостюма защищала тело Мак-Кейда от этих ужасных зубов. Еще несколько секунд — и. они вцепятся в плетение проводов электрообогревателей, прогрызут их и примутся за него самого. Электрообогреватели! Это мысль!

Изо всех сил упершись левой рукой, Мак-Кейд просунул правую вниз к панели управления термокостюмом. Непослушными пальцами он случайно повернул рукоятку вправо, потом осознал свою ошибку и послал ее влево. Мак-Кейд молился только о том, чтобы в батарее аккумуляторов хватило энергии для осуществления задуманного. Мгновение спустя зубы ледового кота прогрызли дыру в прочной наружной ткани скафандра и впились в плетение нагревательных элементов. Короткое замыкание на предельной силе тока поразило нервную систему ледового кота; конвульсивно дергаясь, он отлетел в сторону.

Освободившись, Мак-Кейд стремительно перекатился влево и оказался у своего автомата, который он выронил при первом нападении ледового кота. Схватив оружие, он увидел, что хищник готовится к новому прыжку. Кот тряс головой, подобно пропустившему сильный удар боксеру-профессионалу, но не собирался сдаваться. Испытывая странное чувство отрешенности, Мак-Кейд смотрел, как ледовый кот перенес тяжесть своего тела на задние лапы, собрался в тугую пружину и взмыл в воздух. Тем временем ствол автомата продолжал медленное движение снизу вверх. Отметив мимолетно, что хищник истекает кровью, обильно льющейся из трех или четырех ран, Мак-Кейд с отчаянием спрашивал себя, можно ли вообще убить это животное. Наконец ствол завершил свое движение по дуге, и Мак-Кейд нажал на спусковой крючок. Казалось, ледовый кот наткнулся на невидимую стену. Он как бы переломился в воздухе и на мгновение окутался розовым туманом, созданным пулями и картечью, что рвали его тело. Затем с глухим стуком зверь ударился об лед, прополз несколько футов и замер, почти упершись головой в ствол автомата.

Некоторое время Мак-Кейд просто сидел, слишком потрясенный для того, чтобы двигаться. Но в конце концов он все же нашел силы встать на ноги, дрожа как осиновый лист, не в силах отвести глаз от огромного тела ледового кота. А потом раздалось рычание второго зверя. Резко повернувшись, охотник услышал собственный крик, слившийся с очередью из автомата. Животное уже почти распласталось в прыжке, и пули прошили кровавую строчку в его грудной клетке. Автомат выбросил последнюю гильзу и умолк, звонко щелкнув затвором.

Закрыв глаза, Мак-Кейд ждал неизбежного удара. Однако вместо этого он услышал глухой звук от падения тяжелого тела, вслед за которым наступила тишина.

Открыв глаза, охотник увидел, что второй ледовый кот, тоже мертвый, лежит всего лишь в нескольких футах от первого. У него вдруг подкосились ноги, и он опустился на снег. Собрав все силы, человек сделал попытку подняться и вновь не устоял. Он прекратил эти бесплодные попытки, откинулся назад и огляделся. Уже почти совсем стемнело, и он дрожал от холода. Быстрая проверка подтвердила, что батареи его термокостюма полностью разряжены. Что ж, жаловаться не приходится — это спасло ему жизнь. Впрочем, что хорошего, если теперь он умрет от мороза?

«Ты опять теряешь хватку, — произнес он, обращаясь к самому себе. — Кончай нести вздор и принимайся за дело!»

И хотя у него от холода зуб на зуб не попадал, Мак-Кейд заставил себя думать. Аэромобиль находился в нескольких милях, и вряд ли он сможет отыскать его в полной темноте. Значит, надо остаться и разжечь костер. Но из чего разжечь огонь? Из опыта он знал, что здешняя низкорослая, чахлая растительность никак не годится в качестве топлива. И все же что-то надо делать. Попытавшись встать, он протянул руку в поисках опоры и наткнулся на нечто теплое. Это было туловище первого ледового кота.

Ну да, конечно же! С учетом их размеров туши ледовых котов промерзнут не скоро. На это наверняка уйдет целая ночь. Это подсказало ему хорошую мысль. То, что предстояло сделать Мак-Кейду, было неприятно, но это могло спасти ему жизнь.

Глубоко вздохнув, он вытащил силовой нож, включил его и приступил к разделке. Через двадцать минут изматывающей работы Мак-Кейд закончил потрошение и забрался в чрево ледового кота. Внутренности валялись на снегу большими кучами, он бросал их куда попало, в ледяном воздухе от них шел пар, они чуть-чуть шевелились — это мелкие ночные животные сходились на неожиданное пиршество. В конце концов перспектива легкой поживы привлечет и более крупных зверей, которые примутся за саму тушу, однако к этому времени уже наступит утро, и пусть тогда делают что хотят. Вот из таких предположений исходил Мак-Кейд. А сейчас он чувствовал себя таким усталым, что даже не беспокоился, удастся его план или нет. Все, чего ему хотелось, — это спать. Стараясь не замечать, где он находится, и не обращать внимания на смрад, Мак-Кейд еще теснее сжался в комок и погрузился в глубокий сон.