– Стратегия, предложенная его святейшеством, – процедил сквозь зубы капитан, разъяренный вмешательством 'Икапорамея,- скорее всего, повлечет за собой высокие потери. Вы уверены?

– Нет цели превыше, чем избавление от оков плоти,- последовал ответ. – И если люди готовы пожертвовать своими жизнями, разве можем мы пойти на меньшее?

«Нет, – подумал 'Фульсамей. – Но мы можем стремиться к большему». Он вновь клацнул нижними жвалами и дотронулся до световой панели.

– Отставить торпеды. Грузите солдат на транспортники и готовьте к вылету штурмовики. Мы должны обезвредить орудия врага прежде, чем до него доберутся абордажные корабли.

В сотне отсеков по направлению к корме от капитанской рубки заточенный в центре управления огнем контркоммандер принял приказ и передал дальше собственные распоряжения. Повсюду замерцал свет, а палубы мелко задрожали, когда почти три сотни готовых к бою воинов (люди их называли элитой, шакалами и ворчунами) устремились к своим абордажным кораблям. Пора было убивать людей.

Никто не хотел упустить такое удовольствие.

Часть 1 СТОЛП ОСЕНИ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Время: 0127 часов по корабельному времени, 19 сентября 2552 (по военному календарю) / «Столп осени», крейсер ККОН, местоположение неизвестно.

«Столп осени» содрогнулся, когда его корпус, отлитый из титана-А, принял прямое попадание.

«Просто очередная игрушка из бездонного арсенала ковенантов,- подумал капитан Джейкоб Кейз. – Не плазменная торпеда точно, иначе мы уже разлетелись бы на молекулы».

Военный корабль еще возле Предела получил достаточно повреждений, и казалось просто чудом, что он не развалился. И куда более удивляло то, что им вообще удалось совершить прыжок и уйти в пространство скольжения.

– Доложите обстановку! – рявкнул Кейз. – Кто в нас попал?

– Штурмовик ковенантов, сэр. Класса «Серафим», – ответила лейтенант Хикова, отвечающая за работу тактических систем. Ее кукольное личико помрачнело. – Паршивый ублюдок, должно быть, сбросил скорость и проскочил мимо сторожевых кораблей.

Невеселая улыбка скривила губы Кейза. Хикова была первоклассным тактическим офицером, славившимся своей непреклонной жестокостью в бою. Казалось, что она восприняла действия пилота ковенантов как личное оскорбление.

– Преподайте ему урок, лейтенант,- произнес капитан.

Женщина кивнула и отстучала на панели управления

серию команд – новые приказания для эскадры штурмовиков «Столпа осени».

Всего мгновение, и в рации зазвучали голоса, когда один из штурмовиков класса С709 «Длинный меч» бросился в погоню за «Серафимом». А затем раздались веселые крики – крошечный корабль чужаков запылал подобно новому солнцу, вокруг которого вращались по орбите обломки.

Смахнув несколько капель пота, выступивших на лбу, Кейз сверился с показаниями на дисплее. Переход в реальное пространство состоялся двадцать минут назад. Только двадцать минут, а военные патрули ковенантов уже обнаружили корабль и открыли огонь.

Капитан повернулся к главному обзорному иллюминатору – огромному прозрачному пузырю, подвешенному под носовыми конструкциями «Столпа осени». Там, за стеклом, почти все поле обзора занимал фиолетовый газовый гигант – Преграда, который они использовали в качестве естественного заслона. Мимо проплыл один из «Длинных мечей», продолжавших нести дежурство.

Принимая командование «Столпом осени», Кейз был скептически настроен по отношению к широченному, выдающемуся вперед обзорному иллюминатору.

– Ковенанты – серьезные ребята, – говорил капитан адмиралу Стэнфорду. – Зачем нам помогать им в том, чтобы разнести наш мостик?

В споре он проиграл – капитаны не выигрывают дебатов с адмиралами, да и в любом случае у них уже просто не оставалось времени на усиление обзорной палубы броней. Впоследствии Кейзу пришлось признать, что подобный иллюминатор практически оправдывал риск. Практически.

Погрузившись в раздумья, капитан с отсутствующим видом потер пальцами трубку, которую по привычке носил с собой. Скрываться в тени газового гиганта? Это противоречило всей его натуре. Да, он относился к ковенантам как к смертельно опасным врагам и ненавидел их за ту жестокость, с которой они уничтожали поселенцев и солдат. Но страха перед ними Кейз никогда не испытывал. Военным не положено прятаться от врага – они должны встречаться с ним лицом к лицу.

Кейз снова возвратился к командирской кафедре и задействовал навигационную систему. Он проложил курс в глубину солнечной системы и передал расчеты энсину Ловеллу, своему навигатору.

– Капитан,- неожиданно привлекла его внимание Хикова, – радары фиксируют приближение эскадры вражеских штурмовиков. Похоже, что за ними идут абордажные шлюпки.

– Это было только вопросом времени, лейтенант, – вздохнул он. – Мы не можем прятаться вечно.

«Столп осени» покидал тень, отбрасываемую газовым гигантом, выходя на свет.

Глаза Кейза удивленно расширились, когда они вышли на открытое пространство. Конечно, он мог ожидать встречи с крейсером ковенантов, штурмовиками класса «Серафим» или еще какой-либо серьезной военной угрозой. Но вот чего он не ожидал, так это того, что в точке Лагранжа между Преградой и луной Надежной увидит странный массивный объект.

Конструкция обладала невероятными размерами, похожая на кольцо, она мерцала и сияла отраженным светом, подобно драгоценности в лавке ювелира. Внешняя ее поверхность была металлической, украшенной какими-то геометрическими узорами, глубоко врезанными в сталь.

– Кортана, – произнес капитан Кейз, – что это?

Над небольшим проектором, установленным рядом

с командирской кафедрой, возникла голограмма высотой в половину роста человека. Кортана – мощный корабельный искусственный интеллект – нахмурилась, активируя дальнобойные сенсорные системы. По дисплеям и ее «телу» рябью побежали длинные строчки чисел.

– Кольцо имеет десять тысяч километров в диаметре, – наконец провозгласила она. – Толщина края двадцать две целых три десятых километра. Спектроскопический анализ нечеток, но в конструкции, сэр, не используются известные нам материалы ковенантов.

Кейз кивнул. Предварительные результаты были интересными, и даже слишком, если учесть, что корабли ковенантов уже присутствовали в системе и «Столп осени» выскочил из пространства скольжения прямо в их лапы. Вначале, увидев кольцо, капитан испытал отвратительное чувство, решив, что перед ним творение врагов, а технологии, использованные при его постройке, многократно превосходили инженерные познания человечества. Мысль, что конструкция слишком сложна и для ковенантов, несколько утешала.

Впрочем, вызывала и определенную тревогу.

В системе Эпсилон Эридана, где располагался Предел, последняя крупная военная база ККОН, под массированным натиском вражеских кораблей Кортане пришлось воспользоваться для прыжка случайным набором координат – стандартная практика, позволявшая увести ковенантов подальше от Земли.

Теперь же выходило так, что люди, находившиеся на борту «Столпа осени», сбежали от преследователей только затем, чтобы столкнуться с еще большим количеством врагов здесь, где бы это «здесь» ни находилось.

Кортана навела на кольцо мощную камеру и вывела его изображение в сильном увеличении. Кейз протяжно присвистнул. Внутреннее пространство конструкции представляло собой чередование зеленого, голубого и коричневого тонов – непроходимые пустыни, джунгли, ледники, океаны. Скопления облаков отбрасывали глубокие тени на мир, простиравшийся внизу. Кольцо постепенно поворачивалось, и в поле зрения вплывали новые виды. Например, гигантский смерч, зарождающийся над морем.

По полупрозрачному телу ИИ вновь побежали строчки вычислений, когда Кортана продолжила анализировать поступающие данные.

– Капитан, – произнесла Кортана, – объект имеет искусственное происхождение. Внутри него формируется гравитационное поле, контролирующее вращение кольца и удерживающее его атмосферу. И эта атмосфера, хотя я и не могу утверждать со стопроцентной гарантией, основана на смеси азота и кислорода. Гравитация идентична земной.

Loading...