— Искать новую работу, конечно.

— Ты так уверена в себе, — чуть улыбнулся он.

— Конечно. Я получила отличные рекомендации и от своей бывшей начальницы, и от крысы, которая пришла ей на смену. Кроме того, за эти годы я многое узнала о ландшафтном дизайне, и надеюсь, что это пригодится на моей новой работе.

Ник понимающе кивнул:

— Диана показывала мне фотографии вашего сада. Он выглядит просто потрясающе, ты проделала огромную работу.

— Спасибо, — кивнула Сиенна, пряча довольную улыбку. — В Новой Зеландии садоводство всегда было популярным занятием, а Окленд подходит для этого лучше всего: можно вырастить практически все виды растений. Многие люди были бы рады иметь свои огороды и сады, если бы знали, с чего начать. В общем, я уверена, что смогу найти работу гораздо лучше прежней.

— Все та же непоколебимая уверенность в себе, — широко улыбнулся Ник. — Сложно представить, что в таком миниатюрном теле может скрываться стальной стержень и способность командовать всеми вокруг.

— Мне нравится твоя характеристика. Напомни мне взять у тебя рекомендации для моего будущего работодателя.

— В любое время, — рассмеялся он. — Значит, прилет в Лондон сразу после увольнения и пожертвования практически всех полученных денег на благотворительность — это логичный и обдуманный поступок?

— Абсолютно. Тридцатилетняя годовщина со дня свадьбы родителей случается не каждый день.

— Годовщина? — удивленно переспросил Ник. — Когда мы ужинали вместе, они об этом и словом не обмолвились.

— Ну, ты же знаешь моих родителей: они не хотели никакого шума, — вздохнула Сиенна. — Сначала мы хотели устроить маленький домашний праздник, но потом выяснилось, что при покупке путевки родителям удалось сэкономить кругленькую сумму, и я уговорила их пойти сюда поужинать и потанцевать.

— А что думает об этой незапланированной поездке твой жених?

— Он сказал, что это прекрасная идея.

— Какой покладистый мужчина, — с едва уловимым сарказмом усмехнулся Ник.

— У Адриана большая дружная семья, и он с пониманием относится к подобным визитам! — воскликнула Сиенна и тут же прикусила язык, вспомнив, что сам Ник родился в неблагополучной семье.

— А у меня нет, да? — криво усмехнулся он.

— Прости, я не это имела в виду, — покачала головой она.

— Не за что извиняться, это ведь правда, — чуть пожал плечами Ник и снова перевел взгляд на ее кольцо. — Итак, когда свадьба?

— Мы пока еще не определились с датой, но скорее всего следующей весной.

— Похоже, вы не слишком торопитесь. Уже живете вместе?

— Нет, — ответила она, чувствуя, что краснеет.

Ник хотел сказать что-то еще, но вместо этого поднялся, приветствуя кого-то за спиной Сиенны. Она ожидала увидеть возвратившихся с танцпола родителей, но, обернувшись, заметила, как к их столику подплывает новая пассия Ника.

Глава 2

Сиенне пришлось приложить немалое волевое усилие, чтобы смирить ревность, вспыхнувшую в ее груди при виде любовницы Ника.

«Нет, не ревность, — сама себя поправила она. — Только зависть — вполне естественное чувство при встрече с такой шикарной красавицей».

— Николас, — промурлыкала блондинка, по-хозяйски обнимая Ника за талию. — Меня не было всего несколько минут, а тебя уже и след простыл.

— Поршия, познакомься, это Сиенна Блейк. Пару дней назад я знакомил тебя с ее родителями.

Пренебрежительный взгляд бледно-голубых глаз змеей скользнул по ее телу, заставив Сиенну с вызовом вздернуть подбородок.

— Да, я помню, твои друзья из Новой Зеландии, — благосклонно кивнула Поршия и повернула к Сиенне свой аристократический профиль. — Ники говорил, что вы и Джемма были ему как сестры. Да, дорогой? — От томного взгляда из-под густо накрашенных ресниц, которым красотка одарила Ника, расплавился бы и айсберг, но он остался невозмутим.

— Так было в детстве.

— Но я уверена, что их чувства к тебе были далеки от родственных, — игриво подмигнула Поршия.

Всем своим видом она показывала потенциальной сопернице, что этот мужчина принадлежит только ей, и как Сиенна ни пыталась, она не могла игнорировать это. Каждая сладкая улыбка и игривый взгляд резали ее не хуже ножа.

Но разве могла она осуждать Поршию? Какая женщина смогла бы устоять перед мужчиной, одного взгляда на которого достаточно, чтобы понять, что если он решит завоевать мир, то и в этом преуспеет.

— Вначале и Сиенна, и ее сестра считали меня захватчиком, перетягивающим на себя внимание их родителей, и назойливой занозой, — чуть улыбнулся Ник.

Усилием воли Сиенна заставила себя рассмеяться в ответ.

— Особенно когда ты пытался учить нас играть в шахматы.

— Уверена, ты был прекрасным учителем, — промурлыкала Поршия, теснее прижимаясь к Нику.

— Сиенна обыгрывала меня.

— Только потому, что ты поддавался, — запротестовала она.

— Только в начале, — покачал головой Ник. — Но потом мне пришлось резко сменить тактику, чтобы попытаться сохранить лицо.

— Ваша сестра оказалась такой же одаренной, как и вы? — холодно поинтересовалась Поршия.

— Джемма никогда не была фанаткой настольных игр, — усмехнулся Ник и обернулся, чтобы поприветствовать вернувшихся за столик родителей Сиенны.

Поздравив их, Ник и Поршия вернулись за свой столик, а Сиенна наконец смогла немного расслабиться.

— Как приятно снова увидеть Ника, — щебетала раскрасневшаяся после танцев Диана. — Он всегда был таким серьезным замкнутым мальчиком. Я так рада, что для него все сложилось наилучшим образом. Это благодаря тебе, Хью. — Она чуть сжала руку мужа.

— Он всего добился сам, — с улыбкой покачал головой отец Сиенны. — Все, что сделали мы, — это показали мальчику, какой может быть дружная, любящая семья. Жизнь Ника была непростой и до развода родителей, а уж после… Сначала опеку над сыном получил отец, потом каким-то образом мать отсудила у него права на ребенка. Вскоре после этого отец Ника умер. Я не слишком хорошо знаю эту историю — за все эти годы Ник ни разу не говорил об отце.

— Один раз говорил. Со мной, — вздохнула Диана. — Коротко и очень по-взрослому. Тогда Ник сказал, что никогда не позволит себе стать таким, как отец. Возможно, в детстве его били, хотя он не был похож на ребенка, подвергавшегося физическому насилию…

— Вы думаете, отец Ника бил его мать? — испуганно спросила Сиенна.

— Возможно.

Сиенна глубоко вдохнула, пытаясь сопоставить новую информацию с тем, что она уже знала о Нике. Конечно, родители говорили ей, что он родился в не самой счастливой семье, но она и представить не могла, что его детство могло быть настолько ужасным.

Возможно ли, что именно из-за этой детской травмы их отношения закончились, так и не успев начаться?

Вряд ли. Подобные романтические фантазии уместны в девятнадцать, но никак не в двадцать четыре. Между ними никогда не было ни любви, ни даже банального романа, потому что и то и другое предполагает нечто большее, чем пара недель флирта, закончившихся после единственной ночи вместе.

Нет. Может быть, для Ника это и было связью на одну ночь, но для нее это было нечто гораздо большее. Тогда Сиенна была уверена, что любит его…

— Нику пора жениться. — В ее размышления ворвался голос матери. — Сколько ему сейчас? Кажется, исполнится тридцать в октябре?

— В ноябре, — поправил ее муж.

Сиенна с трудом сдержалась, чтобы не поморщиться. Ну конечно, в ноябре. Ник — Скорпион до мозга костей — мрачный, уверенный в себе, властный, вечно испытывающий потребность доминировать над окружающими.

— Надеюсь, его избранницей окажется не Поршия, — вздохнула Диана.

В этом Сиенна была полностью согласна с матерью — блондинка была больше похожа на идеально выточенную и отполированную ледяную скульптуру, чем на человека из плоти и крови.

— Уверена, Ник сможет найти подходящую женщину и без наших подсказок, — с наигранной беззаботностью сказала она и поспешила сменить тему: — Вы собираетесь еще потанцевать?