Дубинянская Яна

Баржа над черной водой

Яна Дубинянская

БАРЖА НАД ЧЕРНОЙ ВОДОЙ

Она поскользнулась и судорожно вцепилась в перила, покрытые тоненькой корочкой льда. Стремительно темнело; с неба начало падать что-то мелкое, мокрое, мерзкое, непохожее ни на дождь, ни на снег. Набережная пошла вгору, и теперь подошвы скользили по грязно-снежной намерзи на каждом шагу.

Пора возвращаться.

Тем более, что баржа - вот она. Длинная темная блямба посреди заледенелой реки; островка под снегом совсем не видно.

Возвращаться.

К восьми быть дома, накормить кота, сварить какого-нибудь супа, чтобы неделю не надо было готовить. И сесть, наконец, за эту чертову диссертацию: хотя бы пару страниц...

Ну хорошо: ещё несколько метров. Поравняться с баржей - как всегда. И, как всегда, две минуты постоять у перил напротив.

Ее тронули сзади за локоть.

- Ты?

Она так долго ждала этого, что почти не удивилась.

* * *

- Но зачем? Там же все обледенело, и вообще, она, наверное, уже разваливается на части...

- Нет.

- Разве мы не можем здесь... погулять?

Она не оборачивалась. На слух поняла, что он остановился.

- Ты не хочешь?

Ей стало страшно. Что он сейчас уйдет, исчезнет, или окажется, что его вовсе не было... Страшно до щемящей пустоты в горле. Страшнее даже, чем оглянуться через плечо и...

Она оглянулась.

Его силуэт едва виднелся в сумерках: темная фигура на темном фоне. Высокая, узкая, одетая во что-то вроде длинного плаща. Это удивило, потому что было неправильно. Откуда у него мог взяться плащ?

Лица не разглядеть.

- Как мы туда попадем? - спросила она с нервным смешком. - По льду?

- На лодке, - ответил он. - Как тогда.

- Но разве...

Она посмотрела на реку. Так странно. Только что - лед, а теперь черная вода... Впрочем, по радио с утра передавали потепление.

И, наверное, так и должно быть.

Обернувшись назад, она впала в панику - потому что оказалось, что его рядом нет. Слава Богу, на тающей корке снега под ногами просматривались темные вмятины следов. Бросилась вниз по скользкой лестнице; потеряла равновесие, нелепо взмахнув сумочкой; едва удержалась на ногах; съехала, как с горки, по трем последним ступенькам. И перевела дыхание, увидев его.

Он стоял на носу лодки, сильно подавшись вперед, и держался за кольцо, вцементированное в эстакаду. Между лодкой и берегом сам собой медленно, очень медленно ширился тонкий черный поясок.

Если он отпустит руку - всё.

И больше никогда.

Она побежала по тонкой гранитной кромке, на которую одна за другой наплескивали маленькие волны. Прыгнула, не глядя под ноги; упала на низкую дощатую скамью.

Он оттолкнулся от стены и сел за весла.

Его лицо оставалось в тени - хотя, кажется, сумерки были уже не такими густыми. Он греб широкими, сильными движениями; берег убегал вдаль. Повернувшись боком на скамье, она ухватилась взглядом за растущую баржу. Темный угловатый силуэт на все больше светлеющем небе.

Стало жарко; она сбросила с плеч тяжелую шубу. Потом стянула через голову толстый свитер. Баржа приблизилась настолько, что до неё можно было дотянуться рукой - так она и сделала.

На пальцах остался коричневый след теплой ржавчины.

* * *

- Когда за нами придет лодка?

- Где-то через час. Не волнуйся, я договорился.

Она потянулась всем телом на подстилке, зернистой от песка. Конечно, косые лучи вечернего солнца вряд ли ещё могли добавить загара. Села, обхватив колени руками. Между лопатками защекотало, и она досадливо передернула плечами, сбрасывая мужскую руку.

- Перестань. Надо скормить мальчишкам фрукты, не везти ж назад. Мишка! Володя!.. Где они лазят?

Она перегнулась через его живот, мягкий и нагретый солнцем, протянула руку и нашарила на песке пакет с четырьмя уже запревшими, помятыми персиками. Выпрямиться сразу не получилось... дурачится хуже ребенка, честное слово!

- Наверное, на барже, - беспечно предположил он. - Пацанам там раздолье.

- Володя! Миша!

Голос гулко отразился от горячего ржавого железа, и она заволновалась. Положила пакет и поднялась на ноги.

- Вовка!! Ми!..

Лохматая голова старшего сына показалась из-за груды ящиков, наваленных на баржу; Мишка помахал рукой и что-то неразборчиво крикнул. Четырехлетний Володя, по идее, должен быть где-то рядом: он всегда хвостиком бегает за братом - но его почему-то не было видно, и она никак не могла успокоиться.

- Вовка!!!

- Да оставь ты их в покое, - Егор лениво приподнялся на локтях. Пусть играют. Хочешь, я сам съем.

- Я тебе съем... Миша! Где Володя?!..

- Я тута, ма! Смотри!

И она увидела, как загорелый и крепкий, словно бомбочка, карапуз вскарабкался на бортик баржевой кормы, покачнулся на широко расставленных ножках, взмахнул руками и рухнул в воду, подняв тучу брызг.

* * *

- Я сколько раз вам говорила! Володя, а если бы там была какая-нибудь железка на дне? Стукнулся бы головой, и все. И тебя бы унесло далеко-далеко... сам ведь знаешь, какое там сильное течение! Миша, а тебя я сколько раз просила смотреть за братом? Ты ведь уже большой, ты осенью в школу пойдешь! И не стыдно?..

Провинившиеся сыновья угрюмо глядели в песок. Вовка шмыгнул носом: похоже, перекупался... хотя у него такое богатое воображение, он вполне может в эту минуту видеть себя уносимым течением по дну... Она вздохнула.

- Им стыдно, - сказал Егор, вставая. - А потому предлагаю, пока не пришла лодка, проверить наши закидушки. Кто со мной, тот герой!

Подул ветерок, по-вечернему прохладный; она села и набросила на плечи края подстилки. Муж и сыновья маленьким веселым отрядом шли на другой конец островка, где торчали из песка несколько палок: к ним ещё утром привязали по леске в наивной надежде на улов. Мужчины!..

Она улыбнулась, глядя им вслед.

Как вытянулся за лето Мишка... скоро достанет отцу до плеча. Нужно только отдать его в какую-нибудь силовую секцию, чтоб не рос таким худющим. А Володька... надо же! Кажется, только вчера Егор забирал их из роддома... и был слегка разочарован, что не девочка. И вот пожалуйста: младший сын уже ныряет с этой проклятой баржи. Как быстро идет время...

Как быстро идет жизнь.

Она перевела взгляд на несчастные персики, расползающиеся внутри целлофана. Действительно, не выбрасывать же. Выудила двумя пальцами липкий фрукт и, кое-как обчистив шкурку, втянула в себя теплую мякоть. Струйки сока потекли по подбородку, капая оттуда на подстилку. Ничего, все равно пора стирать...

- Замерзла?

Подняла голову. Муж успел вернуться и стоял совсем близко: курчавые загорелые ноги, синие плавки, не сказать чтобы плоский живот, лушпайки облезлой кожи на груди, смеющиеся глаза... За его спиной сыновья деловито возились с лесками-закидушками.

- Немножко... Послушай, Егор, давай не будем больше сюда приплывать. Эта баржа чертова... я не могу.

Он усмехнулся. Наклонился, достал персик, повертел перед глазами и целиком засунул в рот. Ответил едва разборчиво, почти не размыкая губ:

- Не переживай. Ничего нашим парням не сделается.

Она встала:

- А на том берегу отличный пляж за мостом. И, кстати, лодку не надо...

- Как хочешь, - Егор выплюнул косточку и пожал плечами. - Но за мостом падают отдыхать толпы народу, особенно по выходным. А это место - только наше.

Он облизал пальцы, шагнул вперед и обнял жену за плечи. Повторил особенно, с тайным заветным смыслом:

- Наше.

* * *

... - Помнишь?..

- Разумеется. Сказал, что покажешь замечательное супер-пупер не знаю какое место, и я поверила, как дурочка. Представляешь, как я разозлилась, когда выяснилось, что это всего лишь старая баржа?

- А я и не заметил.

- А ты вообще был зеленый и глупый пацаненок...