— Цветок Пустыни, — произнес он задумчиво. — Даже у цветов бывают корни. У нас есть время, расскажи мне про свою семью. Где ты родилась?

— Я из сиротского приюта, — беспечно ответила Билли. — И все места, где я бываю, становятся для меня родными. Какой из меня Цветок Пустыни, ведь я цыганка, а у цыган нет корней. Но мне нравится моя жизнь, и я не хочу другой.

— Тебе не занимать уверенности. Никто с тобой не спорит. Оставайся такой, какая ты есть.

Он легко, чтобы не испугать ее, прикоснулся своей щекой к ее щеке.

— Но ведь естественно, что каждый цветок, отцветая, превращается в то, чем должен быть. Я бы хотел знать, как сложится твоя жизнь, Цветок Пустыни.

— Вы совершенно невероятный человек, — сказала она удивленно. — Вы так странно говорите. Вы всегда такой?

— Большую часть времени, — тихо ответил он. — Я только недавно понял, что жизнь коротка, и нельзя тратить драгоценное время, отпущенное нам судьбой, на болтовню о пустяках. Теперь я даже и не пытаюсь играть словами.

— Но это не так-то просто, — проговорила Билли. — Слова созданы для того, чтобы скрывать свои истинные помыслы, а абсолютная искренность делает человека очень уязвимым.

— Но она же делает человека открытым для правды и любви, — сказал незнакомец. — И для того, чтобы получше узнать таких цыганок, как Билли Калахан.

— Получше узнать?

— Надеюсь, если я буду откровенен с тобой, то и ты ответишь мне тем же. Мне хотелось бы дать тебе несколько полезных советов. Я могу рассчитывать на твое внимание?

В эту минуту она верила, что с этим необычным человеком возможно все, что угодно. Его голос был сладок, как мед, а то, что он говорил, причудливо соединяло волшебную сказку и реальность.

— Я думаю, что ничего не изменится, даже если я скажу «нет». Ведь то обстоятельство, что мы совершенно незнакомы, как я вижу, не имеет для вас значения?

— Почему же? Я всегда знал, чего хочу, и мое желание осуществилось, когда я поднял голову и увидел тебя, Цветок Пустыни, стоящую на вершине холма. Да, мое желание исполнилось.

Билли слегка пошевелилась, и он догадался, в чем была причина ее беспокойства.

— Хорошо, я перестану, — сказал он, довольно усмехаясь. — Я знаю, ты к этому еще не готова. Но согласись, что этот разговор отвлекает тебя от страха перед бурей.

Билли с удивлением обнаружила, что так оно и было, она почти забыла о буре, бушевавшей над ними, ее больше волновало то, что происходило в их маленьком укрытии. Но вдруг Билли осознала, что ветер стал завывать с большим неистовством, чем раньше, и ее страх, было покинувший ее, вернулся снова.

— Да, становится хуже. — Он словно читал ее мысли. — Полагаю, буря достигнет наибольшей силы через несколько минут. Не знаю, сколько она еще продлится после этого.

Он опустил руку в карман, достал чистый носовой платок и накрыл им нижнюю часть ее лица. Билли почувствовала запах лимона с легкой примесью каких-то специй.

— Песок может проникнуть в наше укрытие. Необходимо уберечь нос и рот.

— А как же вы? — спросила она с невольным участием.

— У меня есть защита, — сказал он, с удовольствием зарываясь лицом в короткие кудри на ее виске. — Нежный букет шелковых хризантем, пахнущий «Шалимаром».

Это и в самом деле были духи «Шалимар». То, что он угадал запах, удивило Билли. Странно, что он осведомлен о таких тонких вещах.

«А почему бы и нет? — подумала она. — Этот блестящий мужчина должен разбираться в духах, ведь, наверное, существуют женщины, которые дарят ему свое внимание».

Эта здравая мысль почему-то повергла ее в уныние.

— Что так огорчило мисс? — спросил он с легкой досадой. — Ты не даешь мне возможности отвлечь тебя. Я не прощу себе, если не найду способ избавить тебя от неприятных мыслей.

— Но я не… — начала она протестовать.

— Подожди, я придумал кое-что, что может помочь, — перебил он, засмеявшись. — Я всегда знал, что действия лучше слов. Надеюсь, теперь твоя голова будет занята совсем другим.

Он медленно опустился вниз и, тесно прижавшись, удобно устроился в колыбели ее бедер, и это получилось так естественно, как будто бы он вернулся к себе домой.

— Я уже говорил тебе, что стараюсь быть совершенно искренним всегда, когда это необходимо.

Она прерывисто вдохнула, так как не могла не почувствовать силу его желания.

— Да как вы смеете?! — задохнулась она от возмущения и растерянности.

— Неужели я тебе совсем не нравлюсь, Билли? Я не кажусь тебе сексуальным? Это странно, обычно женщины имели противоположное мнение.

Он тихонько сжал губами мочку ее уха, и эта неожиданная легкая ласка заставила ее затрепетать.

— Знаешь, Билли, ты очень привлекательна. Не хочу тебя обманывать, но, если бы мы находились на коралловом рифе в Индийском океане во время шторма, то и тогда я испытывал бы те же чувства.

— Будет лучше, если ты опять вернешься к разговорам о цветах, — проговорила Билли едва слышно.

— Слишком поздно, — усмехнулся он. — То, что ждет нас впереди, кажется мне более занимательным. Любовь моя, я не собираюсь тебя ни к чему принуждать. Но я хочу тебя, и будет лучше, если ты ответишь мне взаимностью. Поверь, я тебя не разочарую.

— Разве у меня есть выбор? Похоже, что ничего другого мне не остается.

— Хорошая мысль, — нежно прошептал он ей в самое ухо. — А теперь попытайся представить все те приятные вещи, которые я бы хотел проделать с тобой. А если твоей фантазии не хватит, я помогу тебе — раскрою кое-какие секреты.

«Господи, он сведет меня с ума, прежде чем нас засыплет этим чертовым песком!» — в панике подумала Билли. Ни о чем другом она и думать не могла. Она чувствовала только тепло его тела, запах лимона, мускуса и каких-то пряностей, исходящий от него, и слышала только его нежный чувственный шепот. То, как он говорил, растягивая слова, было завораживающе порочно и восхитительно в одно и то же время. Никогда прежде ничьи слова не вызывали в ней такого трепета. Билли уговаривала себя, что все его страстные речи объясняются очень просто — этот белокурый шейх намерен любым способом развеять ее страхи. Ей очень хотелось спросить его, так ли это, но она боялась увидеть в ответ усмешку. Нет уж, лучше она будет лежать тихо, и пусть он продолжает рассказывать ей свои сказки и звуки его еле слышного голоса сладко обволакивают ее. Ей казалось, что в этом не было ничего опасного, а для девушки, которая находила, что она больше похожа на сорванца-мальчишку, чем на обворожительную красавицу, это была приятная возможность почувствовать себя настоящей принцессой. Билли немного успокоилась. В глубине души она была уверена, что этот загадочный человек не таит в себе угрозы и не сделает ничего такого, что бы противоречило ее собственным желаниям. Но его собственное возбуждение говорило Билли, что может быть и другое объяснение его словам.

Она ощущала тепло, исходившее от него, и чувствовала влагу на его виске. Билли не могла разобраться, чем это вызвано: действием бури или соблазнами картин, которые он рисовал, но дыхание ее участилось. Вслушиваясь во все более смелые подробности, Билли даже повеселела и решила, что он действительно прекрасно сочиняет.

Он вдруг рассмеялся низким волнующим смехом:

— А тебе это понравилось. Обещаю, что мы обязательно все это попробуем проверить на практике, хотя перед этим придется немного потренироваться.

И он еще крепче обнял ее.

— Если тебе это нравится, то я готов тебе открыть кое-что еще. Это я приберег как самое последнее и эффективное средство.

И снова его прерывистый страстный шепот заставил ее покраснеть от стыда.

Некоторые вещи, о которых он говорил, были настолько необычными, что Билли только смеялась, зато другие — настолько возбуждающими, что ее охватывал доселе неведомый ей разгорающийся огонь желания. И все это вместе так сильно захватило ее воображение, что она удивилась, когда незнакомец неожиданно умолк. Она нетерпеливо ждала продолжения и вдруг обнаружила, что тело его напряглось и словно застыло в неподвижности. Незнакомец весь превратился в слух. Билли старалась понять, что он хочет услышать, когда вдруг поняла, что вой ветра смолк.

Loading...