Эзоп

VI век до н.э.

Бесхвостая Лисица

Пересказ  А. Измайлова

Преосторожная, прехитрая Лисица,
Цыплят и кур ловить большая мастерица,
На старости своей так сделалась проста,
           Что в западню попалась;
Вертелась всячески, туда-сюда металась
И вырвалась кой-как, но только без хвоста.
      Как в лес бесхвостой показаться?
Плутовка вздумала на хитрости подняться.
Взяв важный и степенный вид,
Идет в пещеру, где сбиралися Лисицы,
           «Подруги и сестрицы! —
Так говорит она. – Какой нам, право, стыд,
           Что по сиё мы время
Всё носим гнусное и тягостное бремя —
           Сей хвост, который по земли
За нами тащится в грязи или в пыли.
      Какая польза в нём, скажите?
А вред весь от него я доказать могу.
      Вы, верно, сами подтвердите,
Что без хвоста быть легче на бегу,
Что часто за хвосты собаки нас ловили;
Но если бы теперь хвосты мы обрубили...»
           «Остановись, остановись!» —
           Одна ей из сестёр сказала.
«А что?» – «Пожалуйста, к нам задом обернись».
           Кургузая тут замолчала,
Попятилась назад и тотчас убежала.
           «Как страшно замуж выходить!» —
Невестам всем твердит увядшая девица.
       Конечно, что ж ей говорить?
Такая ж и она бесхвостая Лисица!

Волк и Ягнёнок

Пересказ А. Сумарокова

В реке пил Волк; Ягнёнок пил,
Однако в низ реки гораздо отступил;
                Так пил он ниже;
И следственно, что Волк к тому был месту ближе,
Отколе токи вод стремление влечёт;
Известно, что вода всегда на низ течёт.
    Голодный Волк Ягнёнка озирает;
    От ужаса Ягнёнок обмирает
И мнит: не буду я с ягнятками играть,
Не станет на руки меня пастушка брать,
Не буду голоса я слышати свирели,
И птички для меня впоследние пропели,
Не на зелёном я скончаюся лугу,
Умру на сем песчаном берегу.
Волк начал говорить: «Бездельник, как ты смеешь
                 Питьё мое мутить
И в воду чистую мне сору напустить?
           Да ты ж такую мать имеешь,
Которая, ко мне учтивства не храня,
           Вчера блеяла на меня».
                 Ягнёнок отвечает,
    Что мать его дней с тридцать умерла,
Так Волка не она ко гневу привела;
    А ток воды бежит на низ, он чает,
    Так Волк его опивок не встречает.
Волк третьею виной Ягнёнка уличает:
«Не мни, что ты себя, бездельник, извинил.
Ошибся я; не мать, отец меня бранил».
Ягнёнок отвечал: «Тому уж две недели,
               Что псы его заели».
«Так дядя твой иль брат,
Иль, может быть, и сват,
Бранил меня вчера, я это знаю точно,
И говорю тебе я это не нарочно».
Ягнёнков был ответ:
«Всея моей родни на свете больше нет;
Лелеет лишь меня прекрасная пастушка».
               «А! а! вертушка,
Не отвертишься ты; вчера твоя пастушка
Блеяла на меня: комолые рога
И длинный хвост у этого врага,
    Густая шерсть, копыта невелики;
Довольно ли тебе, плутишка, сей улики?
Пастушке я твоей покорнейший слуга
За то, что на меня блеять она дерзает,
А ты за то умри». Ягнёнка Волк терзает.

Волки и Овцы

Пересказ А. Сумарокова

Не верь бесчестному ты миру никогда
И чти врагом себе злодея завсегда.
     С волками много лет в побранке овцы жили,
                   С волками наконец
           Установлен мир вечный у овец.
И овцы им собак закладом положили.
Одной овце волк брат, той дядя, той отец;
Владычествует век у них Астреи в поле,
И сторожи овцам не надобны уж боле.
Переменился нрав и волчье естество.
                  А волки, дав овцам отраду,
                          Текут ко стаду
                  На мирно торжество.
Не будет от волков овцам худых судьбинок.
                  Хотя собак у стада нет;
                  Однако римляне сабинок
                  Уносят на подклет.
Грабительски сердца наполнилися жолчью;
Овечье стадо всё пошло в поварню волчью.

Ворона и Лиса

Пересказ А. Сумарокова

И птицы держатся людского ремесла.
Ворона сыру кус когда-то унесла
                   И на дуб села.
                        Села,
Да только лишь ещё ни крошечки не ела.
Увидела Лиса во рту у ней кусок,
И думает она: «Я дам Вороне сок.
       Хотя туда не вспряну,
       Кусочек этот я достану,
       Дуб сколько ни высок».
       «Здорово, – говорит Лисица, —
Дружок Воронушка, названая сестрица!
              Прекрасная ты птица;
       Какие ноженьки, какой носок,
И можно то сказать тебе без лицемерья,
Что паче всех ты мер, мой светик, хороша;
И Попугай ничто перед тобой, душа;
Прекраснее сто крат твои павлиньих перья;
Нелестны похвалы приятно нам терпеть.
       О, если бы ещё умела ты и петь!
Так не было б тебе подобной птицы в мире».
Ворона горлышко разинула пошире,
              Чтоб быти соловьём;
«А сыру, – думает, – и после я поем:
В сию минуту мне здесь дело не о пире».
       Разинула уста
       И дождалась поста:
Чуть видит лишь конец Лисицына хвоста.
       Хотела петь – не пела;
       Хотела есть – не ела;
Причина та тому, что сыра больше нет:
Сыр выпал изо рта Лисице на обед.

Loading...