Но к тому, что сейчас хотел от него король, Ивар был совсем не готов.

— Ваше величество, — с непониманием глядя на правителя, сказал он, — но клана МакЛайон нет!.. То есть, нет как такового, как определенного количества людей, способных оказать помощь короне! МакЛайоны кончились еще двадцать лет назад.

— А ты?

— А что — я?.. — пожал плечами советник. — Вождь без клана?.. Полководец без армии? Мне нечего, точнее — некого вам предложить, сир. Несколько боеспособных молодцов, что остались от соратников отца, мир его праху, династию не спасут. Даже если очень захотят. Да и лет им уже, простите…

— Честно говоря, друг мой, я немного не это имел в виду, — сказал Кеннет. — Разумеется, то, что осталось от МакЛайонов, не только не представляет собой надежный щит, но и полноценным кланом считаться не может. Я надеюсь, ты не…

— Не обиделся, — улыбнулся Ивар. — Это я и сам знаю. А если бы вдруг позабыл, то мне бы живо напомнили. Желающих у нас при дворе много!.. Так что же вы всё-таки хотите от меня, ваше величество?

— Верни себе статус, — коротко высказался Кеннет МакАльпин. — Стань полноценным вождем полноценного клана. Тогда остальные будут считаться с тобой, а, следовательно, и со мной тоже.

— И как вы предлагаете это сделать? — наморщил лоб Ивар. — Для этого нужны люди. Где я их возьму? Набирать наёмников — плохая практика, да и казны вашей, сир, не хватит, не говоря уж о моих скромных доходах!

— Есть выход попроще. Объединись с другими.

— Другой клан? Под моим именем?.. — опешил тот. — И как вы это себе представляете?

— Очень просто, — король Шотландии посмотрел в глаза своему советнику. — Выгодный брак. И как можно скорее. Пока по всей стране не разнесся слух о нашем бедственном положении… Союз с каким-нибудь достаточно сильным семейством Лоулэндса даст тебе и людей, и статус.

Ивар молчал, глядя себе под ноги. Кеннет выдержал паузу, необходимую, по его мнению, для осмысления советником такого дерзкого предложения, потом помялся и спросил:

— Или у тебя кто-то есть на примете?.. Скажи сразу, тогда попробуем решить вопрос как-то по-другому…

— Ни в коем случае, — отрезал хранитель Тайной печати. — Это самый лучший, и, в общем-то, единственный выход из создавшейся ситуации. Даже если бы у меня и был бы кто-то, как вы выразились, "на примете", это бы ничего не изменило. А раз никого нет, то всё складывается еще проще… Я не о том задумался, сир. Я размышляю — кто?.. Само собой понятно, что отказать мне никто из наших равнинных лордов не посмеет — при вашем-то личном участии. Но выбрать самое подходящее семейство… Бойды — не так многочисленны. Дагласы — те и между собой все время грызутся, да так, что куда там тем хайландерам!.. Разве что Гордоны… — тут он задумался. — Гордоны более чем подходящий клан, да только их влияние распространяется исключительно на Лоулэндс, и союз с ними сильно подпортит нам отношения с Гамильтонами, которые, пускай и не имеют такого веса здесь, зато имеют много верных сторонников в Нагорье… Но выбирать придется кого-то из них, это самые влиятельные семейства Равнины. А мне не нравится ни тот, ни другой вариант…

— Ты ни о ком не забыл?.. — вкрадчиво поинтересовался государь.

— Вроде бы нет, — поднял голову Ивар. Кеннет усмехнулся:

— Ты выбирал по древности рода и положению. Это не главное. Выбирать надо по силе. А сила не только в количестве земель, родословной и годовом доходе. Связи. Вот что нам нужно.

— Я так смотрю, у вас уже есть подходящая кандидатура? — хмыкнул советник. — Так бы сразу и сказали, сир. И кто же? Кого я пропустил? Мне уже просто интересно!..

— Имя Вильям Максвелл тебе что-нибудь говорит?

— Максвелл… — Ивар наморщил лоб, — Максвелл… Погодите… Торговец?!

— Он самый, — удовлетворенно кивнул Кеннет. — И не делай такое лицо, это пускай наши спесивые лорды брезгуют родством с торговцами. Да, у него нет титула, да, в Лоулэндсе его считают просто удачливым выскочкой… Но весь Файф так или иначе принадлежит ему. А еще семейство Максвеллов контролирует залив Форта. Это прибрежный район, Ивар! Ты понимаешь, что это нам даёт?..

— Попробую понять… — советник прищурился, раздумывая, потом ухмыльнулся и, глядя на короля, принялся загибать пальцы:- Форт в районе Файфа вливается в Северное море. Это раз. На море сейчас господствуют норманны. Более того, острова и прибрежные районы Шотландии тоже по большей части под их сильным влиянием. Это два. Торговля… Укрепление связей с Нормандией… А еще если вспомнить…

— Что ты там бормочешь?.. — устав вслушиваться в невнятное мычание хранителя Тайной печати, спросил Кеннет. Тот поднял голову:

— Это я думаю вслух, сир.

— И что именно ты думаешь?

— Что мой будущий тесть очень дальновидный человек, — с широкой улыбкой ответил Ивар. — Как и вы, сир. Я теперь окончательно вспомнил, что слышал об этом Максвелле. Он торгует с норманнами, и не только с ними, а за право быть единственным перекупщиком на Побережье берет у них товар в разы дороже, чем остальные… Поэтому "остальных" практически нет. Все торговые корабли сразу сворачивают в залив и швартуются в Файфе… Ничего не знаю о размерах его состояния и количестве людей в его клане, но, исходя из того, что я знаю лично о нем, в обоих случаях человек он весьма небедный!.. А уж если вспомнить про норманнов… Налаженными деловыми связями они рисковать не любят, терять проторенную дорожку сбыта товара им тоже невыгодно. Если мы получим поддержку с этой стороны, а мы ее получим, если моя информация верна…

— Другой у тебя не бывает, — уголком губ улыбнулся король Шотландии.

— …то в этом случае, — закончил Ивар, не отвлекаясь на похвалу, — против такой силы Хайлэндс не полезет!.. Великолепный план, ваше величество. Я его полностью поддерживаю.

— Вот и прекрасно, — живо откликнулся Кеннет. — Теперь детали. У Вильяма Максвелла есть дочь. Единственная.

— И никто еще не позарился на такое приданое?..

— Ну… — замялся его величество, — во-первых, ты же знаешь наших лордов — родство с торговцами они считают жутким мезальянсом…

— Полноте, сир! — расхохотался советник. — Когда речь идет о ТАКИХ деньгах, цвет крови не играет никакой роли! Думаю, ни один из наших благородных, но сильно поиздержавшихся лордов не отказался бы от такого жирного куска пирога.

— Тут ты прав, — согласился правитель. — Желающих было много.

— А почему — было?

— А потому, что уже рукой махнули. Всем отказывают.

— Папаша ищет партию получше?

— Понятия не имею. Но вероятнее всего, да. И, я надеюсь, ты его впечатлишь. Потому что…

— …другого выхода у меня нет, — хмыкнул Ивар. — Я приложу все усилия, ваше величество. Если, разумеется, вы приложите всё остальное!

— Само собой, — кивнул тот. — Сегодня же напишу Максвеллу и попрошу для тебя руки его дочери. Взять с тебя, может, и нечего, но лэрд Вильям человек умный. И дальновидный, как ты сам заметил. Королю он не откажет… Что ты задумался?

— Да так… — хранитель Тайной печати вздохнул. — Хоть посмотреть бы на эту дочку торговца!.. Чтобы знать, к чему готовиться.

— Брось, — отмахнулся Кеннет, усаживаясь за стол и доставая перо. — Отошлешь в замок да вернешься в Стерлинг. Ты на службе короны, в конце концов…

— А вот…

— А ночью все кошки серы, — отрезал король Шотландии, подвигая к себе чернильницу. — Иди. Женитьбу твою я уж как-нибудь и сам устрою. А ты вот возьми-ка лучше это, — он, не глядя, протянул советнику распечатанный свиток. — Письмо лорда МакДональда. Изучи на досуге. Не нравится мне всё это.

— Будет исполнено, ваше величество, — Ивар поклонился, взял письмо и нажал замаскированный на крышке камина под медный подсвечник рычаг. — Завтра с утра в замок доставят тело принца. Прикажете мне этим заняться?

— Да, — отрывисто сказал Кеннет. И склонился над письмом, дав понять, что аудиенция окончена. Ивар отвесил еще один поклон и шагнул в медленно увеличивающуюся щель потайной двери в задней стенке камина. Кеннет МакАльпин был сильным человеком и умел держать на цепи свои чувства. Но он был отцом. Отцом, только что потерявшим единственного сына. Последний из МакЛайонов сунул свиток за пазуху и сокрушенно покачал головой. Эх, Патрик, Патрик!.. Что тебя понесло в этот Хайлэндс?.. И как ты умудрился свалиться с того проклятого обрыва? Черт его знает…