Юлия Федотова

Колумбы иных миров

Колумбы иных миров - pic_1.png

Пролог

А началось всё опять с мира иного…

Неожиданно обнаружилось, что Ильза умеет вязать. Возвращаться в Дольн, в школу белых щитов, девушка не пожелала категорически.

– В военачальники я не стремлюсь, – пояснила она свою позицию, – в Гильдию меня и без образования приняли, на кусок хлеба, если что, всегда заработаю. А изображать из себя мешок с отрубями, который бьют, я больше не желаю! Я не нежить бесчувственная!

Под «мешком с отрубями» боец Оллесдоттер подразумевала манекен, на котором ученики отрабатывали приёмы рукопашного боя; сия дисциплина давалась ей хуже всего.

Энка попыталась воззвать к её самолюбию, но Меридит сурово велела «отвязаться от бедного человека», и Хельги поддержал сестру по оружию. Сильфид плюнула: «Поступайте, как знаете! Пусть остаётся неучем!», – и у Ильзы образовалась куча свободного времени! Она с увлечением занялась хозяйством – впервые за всю жизнь у неё появилось собственное жильё! Мыла, стирала, готовила столь роскошные блюда, что Хельги и девицам казалось, будто у них теперь каждый день – праздник. Но хозяйство было небольшим, а Ильза – девушкой проворной и неутомимой. Так что свободного времени всё равно оставалось много.

И вот, чтобы не скучать, пока друзья пропадают в Университете, Ильзе пришлось вспомнить постылую науку покойной тётушки. Тогда, в детстве, обливаясь слезами над спущенными петлями, она не раз давала себе клятву, что вырастет – и никогда в жизни не возьмёт в руки спицы! Но Судьба распорядилась по-своему даже в такой мелочи. В Уэллендорф прибыл сехальский торговец, привёз на продажу совершенно невиданную пряжу – пушистую, нежную, самых весёленьких расцветок. И Ильза не устояла! Накупила разноцветных клубочков в лавке за углом, и принялась за работу, увлекаясь всё больше.

Одна беда – вязальщица прекрасно понимала, что самой ей десятки кофточек ни к чему, а Энка, Меридит, и, тем более, Хельги, ничего розовенького, голубенького или жёлтенького не наденут под страхом смертной казни. Тогда-то она и придумала – вязать для новорожденной дочери Макса.

Хельги не без испуга наблюдал, как на его сундучке растёт куча детских вещичек, от самых маленьких, «на первое время», до крупных – «на вырост». По его подсчётам, их должно было хватить, как минимум, на десятилетие. И настал день, когда Ильза заявила: всё, пора доставлять подарки по назначению. Загрузила вещи в заплечный мешок и отправила Хельги в иной мир.

На этот раз путешествие прошло удачно. И сам не пострадал, и момент выдался подходящий. Супруги Ветлицкие сидели у себя дома, никого постороннего, вроде подруг из Иркутска, в квартире не было.

Довольная и благодарная Ирина разбирала мешок, не уставая восхищаться качеством шерсти, красотой вязки и оригинальностью узоров (Ильза украшала свои творения всем, что ни приходило в голову – котятами, утятами, грифончиками, единорожками, а на одном платьице даже боггарта изобразила, решив, что такой сюжет подходит для младенца как нельзя лучше). А Хельги, тем временем, разглядывал большой чемодан, распахнувший шёлковую пасть посреди комнаты, и пытался угадать его предназначение. Наконец, пришёл к верному выводу, что это – подобие дорожного сундука, и спросил Макса:

– Вы собираетесь в путешествие?

– Мы едем в Америку, – кивнул Макс. – Надо показать внучку родителям Иринки. Они работают в посольстве, и пока никак не могут выбраться сами.

Хельги с неодобрением присвистнул.

– В Америку?! Ничего себе! А ты не боишься?

– А чего я должен бояться? – не понял Макс, он догадывался, что Хельги не имеет в виду расстояние или тяготы пути.

– Америка – плохое место! – ответил демон с большой убеждённостью. – Я бы на твоём месте поостерёгся ехать туда вместе с супругой!

– Это ещё почему?! – Макс совсем растерялся.

– Потому. Там принято уводить чужих женщин! – сказал Хельги серьёзно. И процитировал.

– Вот девушка с газельими глазами
Выходит замуж за американца,
Зачем Колумб Америку открыл?!

От удивления Макс споткнулся о чемодан.

– Боги Великие! Это ещё откуда?!

Ирина одарила мужа взглядом, полным укоризны.

– Макс! Как тебе не стыдно! Это Гумилёв! Видишь, даже демон из другого мира – и то знает, а ты!

– Да знаю я, что Гумилёв, – покривил душой Макс. – Я имею в виду, Хельги-то откуда это взял? Он даже читать по-нашему не умеет!

В ответ Хельги лишь пожал плечами. Он и сам не знал, откуда в его голове порой заводятся чужие слова и мысли. Наверное, таково свойство демонической сущности. Чего только не нахватаешься, когда путешествуешь через границу миров! И вообще, теперь была его очередь задавать вопросы!

– Америка – это далеко?

Макс снял с полки и вручил гостю красивый коричневый глобус, ткнул пальцем:

– Вот тут – мы, а вот – Америка. Соединённые Штаты.

– А масштаб какой? – деловито осведомился магистр Ингрем. Прикинул расстояние на глаз, пересчитал в уме и вздохнул: «Далеко…». А потом надолго о чём-то задумался, медленно поворачивая глобус против часовой стрелки.

– Ау! – Макс щёлкнул пальцам перед его носом. – Проснись! О чём задумался, детина?

– А?! – вздрогнул демон-убийца. – Ты что-то сказал?

– Спросил, о чём ты думаешь.

– О географии. Я думаю, что наши миры во многом похожи. Но у вас – шесть больших континентов, а нам известен только наш собственный, И то, не дальше окраин Ин… Аваллона… А ведь я, когда блуждал по Астралу, иногда попадал в очень странные места, совсем не похожие на Староземье… Мне кажется, там, за Океаном, должны быть другие земли… Далёкие, неведомые… – он мечтательно вздохнул. А потом попросил. – Расскажи мне про Колумба. Как он открыл Америку?

Макс рассказал, что знал.

Часть 1

В косо нахлобученной шапочке, в чёрной мантии, безбожно измятой сзади, по коридорам Уэллендорфского университета рысила дочь сенатора Валериания, злющая, как боевой сехальский дракон. Гулким эхом отдавали её недевичьи тяжёлые шаги, каменные плиты пола чуть не трескались от топота армейских сапог.

Сильфида была в ярости! В такой, что сама удивлялась, почему у неё до сих пор не пошёл дым из ноздрей.

Вообще-то, ей следовало бы радоваться. Как раз вчера она получила очень выгодный заказ. Уэллендорфский муниципалитет поручил ей проектирование новой ратуши. Обычно такая работа достаётся профессорам, простой магистр о ней может только метать! Поэтому, сначала Энка прыгала от счастья.

Но Судьба неожиданно повернулась к ней задом. На радостях сильфида забыла вовремя призвать своего Фронтона! Как известно, если грифон не видит хозяина долее трёх дней, он обретает свободу, улетает по своим грифоньим делам и больше не возвращается. За последние годы Энка таким образом потеряла уже троих! Но если с Тимпаном и Ампиром она рассталась по несчастному стечению обстоятельств, то теперь ей следовало винить исключительно самоё себя. Но как раз этого сотник Энкалетте и не умела! Поэтому она быстро нашла других виноватых. Хельги и Меридит! Почему они ей не напомнили?! Друзья называется!

Вот она и спешила домой – высказать им всё, что о них думает! И надо же было такому случиться! – споткнулась о низкий порожек между старым зданием и современной пристройкой кафедры прикладной и теоретической магии. Мало того, что едва не пропахала носом, так ещё и подмётка оторвалась! Сапог оскалился, будто пасть маленького чудовища. Воистину, беда не приходит одна!

Выругавшись на грани пристойного, девица присела, чтобы подвязать покалеченную обувь верёвочкой, да так и замерла на месте! Она услышала ГОЛОСА! В первый миг сильфиде подумалось – уж не спятила ли она? Коридор был совершенно пуст, а звуки раздавались будто откуда-то сверху. Но секунду спустя, Энка поняла, что с ней сыграла шутку здешняя акустика. На самом деле, голоса доносились из-за дверей лаборатории профессора Перегрина. Громкие, взволнованные голоса…