— Одну из этих пилюль вы должны незаметно положить в стакан с вином…

— Кому? Посвистову? — быстро спросила она.

Дегро пытливо поглядел на нее, но ничего не прочел на ее лице.

— Не перебивайте. Пилюлю положите в стакан приятеля Посвистова, шофера. Это не яд — не бойтесь. Она вызовет лишь обморок… Это должно случиться ровно в половине третьего. Поняли?

Марго кивнула головой.

— Теперь можете идти. Кстати, вы напрасно презираете этот наряд — он вам к лицу.

По лицу женщины пробежала гримаска брезгливости. Она вышла из комнаты, еле кивнув Дегро на прощание головой.

IV. Приключения шофера

— Мне сейчас повезло, и у меня искреннее желание распить с тобой бутылочку вина. Кроме того, ты познакомишься с очаровательнейшей женщиной, дружище. В два часа ты не занят?

С таким радушным предложением обратился Посвистов к шоферу такси, дежурившего на бульваре Инвалидов.

Фортунато в прошлом был офицер-гренадер, проведший всю войну на германском фронте и потом в армии Деникина. С Посвистовым его соединяли прочные дружеские узы, родившиеся под грохот немецких пушек посреди мазурских топей.

— В два часа? В два-то я свободен, но к четырем я должен выполнить поручение организации.

— Успеешь.

— Хорошо… А пока — прощай, я подаю машину вон тому господину — мой постоянный пассажир…

И Фортунато, кивнув головой другу, тронул с места такси.

— В два часа в «Ла Гушо!» — крикнул ему Посвистов.

Он пошел по бульвару, довольный собой и окружающим. Настроение у него было радостное, солнечное, а мысли занимало «Голубое платье».

Она явилась в ресторан на следующий же день, и они познакомились. Посвистова сразу потянуло к ней — точно действовала какая-то гипнотическая сила.

Она была и красива, и остроумна — сочетание, нередкое для француженки. Чутьем мужчины Посвистов почуял, что в ней зародилось нечто большее, чем простой интерес к нему.

Они ужинали вдвоем, а на следующий день завтракали. Случайно, говоря о своих друзьях, он упомянул фамилию Фортунато. Марго загорелась интересом к нему.

— Это так романтично: блестящий офицер в роли шофера. Познакомьте меня с ним…

Посвистов готов был сделать для «Голубого платья» и многое побольше этого. Сейчас же было назначено время и место встречи, и Посвистов пригласил к завтраку своего друга.

В два часа Марго выскочила из автомобиля у подъезда «Ла Гушо». Посвистов вышел к ней навстречу.

И в этот же момент подкатил на такси Фортунато. Он привез двух пассажиров.

Посвистов изумился, узнав в одном из них Дегро. Второй был маленький сухощавый человек с очень смуглым нервным лицом. Черные, как маслины, глаза его беспокойно бегали по сторонам.

Посвистов и Марго задержались у входа, поджидая Фортунато. Дегро и его спутник прошли мимо. Дегро сухо ответил на поклон Посвистова.

— Ты знаком с этим господином? — спросил Фортунато.

— Случайно, — не вполне искренно ответил Посвистов. — А что?

— Ничего. Мне очень не нравится его спутник.

Завтрак протекал весело и оживленно. Посвистов нашел, что Марго была особенно очаровательна в этот день, и если бы она не уделяла столько внимания Фортунато, то ничто не омрачило бы его настроения.

Дегро и его маленький спутник сидели за столиком неподалеку от стола Посвистова. Они пили вино и были углублены в беседу.

Дегро вынул часы, взглянул на них и бросил взгляд в сторону Марго. Она уловила этот взгляд, и рука ее, державшая стакан вина, слегка дрогнула.

Ни Посвистов, ни Фортунато не заметили, как из ладони ее выпала белая крупинка и мгновенно растворилась в вине.

— Я хочу выпить за ваше здоровье, полковник, — кокетливо улыбнулась Марго Фортунато… — Только погодите… На моей родине, когда предлагается тост, пьющие обмениваются стаканами. Вы не против этого?

— Польщен, — любезно поклонился Фортунато.

— Ну, этого я тебе не уступлю, — вдруг вспыхнула ревность в душе Посвистова, и он завладел стаканом Марго.

Кровь отлила от щек женщины. Она сделала движение — удержать руку Посвистова, но он поднес стакан к губам.

Странный возглас неудовольствия долетел от стола Дегро. Маленький смуглый человек вскочил и почти выбежал из зала…

Фортунато постарался шуткой изгладить напряжение, создавшееся благодаря выходке друга. Но шутка не подействовала на Марго. Она недовольно и со странной боязнью во взоре следила за тем, как Посвистов глоток за глотком осушал стакан.

Были налиты новые стаканы, но веселье не возвращалось к столику друзей.

Вдруг Посвистов побледнел и схватился рукой за грудь.

— Опять сердце! — пробормотал он, криво улыбаясь. — Давно не было такого…

Он не закончил фразы и откинулся на спинку стула. Марго испуганно крикнула.

Фортунато кинулся к другу.

— Обморок, — констатировал он, ощупав холодную влажную руку полковника. — Эй, кто-нибудь!

Среди публики оказался врач.

— Сердечный припадок, — сказал он, осмотрев больного. — Его необходимо перенести в отдельную комнату… В кабинет… Ничего опасного, мадам. Не беспокойтесь, — обратился врач к Марго, бледной как полотно.

Дегро, подошедший к столу, обменялся с врачом быстрым взглядом. Взгляд этот точно говорил: «Не тот».

— Я немного знаю этого господина, — сказал негоциант. — Если угодно, я могу отвезти его домой.

— Спасибо, — отозвался холодно Фортунато. — Это мой друг, и я беру заботы о нем на себя… У меня внизу такси.

Гарсоны перенесли бесчувственного полковника в кабинет. Врач последовал за ними.

— Через полчаса он будет на ногах, — пояснил он Фортунато.

Через полчаса! Слова эти напомнили о чем-то шоферу. Он взглянул на часы: три. В половине четвертого он должен подать машину генералу Кутепову на улицу Севр!

Он оглянулся. Бросить друга в беспомощном положении нельзя. Не подать машину генералу значило подвергнуть начальника большому риску. Взгляд его вдруг поймал Черноярова, входившего в этот момент в зал.

Фортунато бросился к нему. Нескольких слов оказалось достаточно, чтобы бравый шеф балалаечников взял на себя дальнейшие заботы об их общем друге.

Фортунато, облегченно вздохнув, кинулся к выходу, забыв даже попрощаться с Марго. Впрочем, и она исчезла куда-то из зала.

Швейцар с сильным изумлением посмотрел на спешившего Фортунато, отворяя ему дверь.

Шофер-офицер выскочил на улицу и тоже замер в изумлении: его машины не было у подъезда!

Фортунато кинул быстрый взгляд вдоль улицы. Кроме какого-то подозрительного апаша, стоявшего у витрины магазина по соседству с рестораном, никого не было.

Шофер бросился обратно в подъезд. Швейцар встретил его таким же растерянным взглядом, каким проводил минуту назад.

— Вы не отлучались никуда из подъезда? — спросил Фортунато.

— Нет, — ответил швейцар и продолжал, предупреждая дальнейший вопрос: — Разве не вы уехали минут пятнадцать тому назад на своей машине?

Фортунато дико взглянул на него.

— Значит, автомобиль угнали на ваших глазах? Вы видели, кто?

Швейцар, все еще не пришедший в себя от страшного изумления, улыбнулся.

— Готов поклясться, что это были вы, своей собственной персоной: то же лицо, тот же костюм. Вы торопливо сбежали вниз, сунули мне десять франков pour boir и уехали.

— Какой вздор вы несете, дорогой! Я только что сошел вниз…

— Это я и сам вижу теперь. Но тот, другой, был как две капли воды похож на вас. Ах, мосье, мне право жаль, но воры в наше время так изобретательны, что диву даешься!

Смутное подозрение, что похищение автомобиля находится в связи с чем-то более серьезным, зародилось в мозгу Фортунато. Часы в вестибюле показывали двадцать пять минут четвертого. Фортунато кинуло в холодный пот: через пять минут генерал Кутепов должен выйти и не найдет ни автомобиля, ни его!

— Куда направился похититель? — быстро спросил Фортунато.