В начале каждого нового года комендант городка напоминал ученикам: «В один прекрасный день наш государь отвоюет у врага свою страну, и Миртиль станет королевой. А вы — членами правительства. Нужно готовиться к этому. Учитесь прилежно».

Итак, всем детям из Миртильвиля было уготовано блестящее будущее. Всем, кроме Тристама, на которого в городке всегда смотрели косо.

Мальчик снова тяжело вздохнул: насколько же больше повезло другим…

«Хоть бы разрешили мне в школу не ходить…» — подумал он. Звук отодвинутого стула прервал его мечтания. Это поднялся с места Том: он направился к столу Лазурро, положил листок с выполненным заданием и вышел из класса. Как всегда, Том написал контрольную первым.

Тут же сдала работу и Миртиль, а следом за ней к учительскому столу потянулись остальные, в том числе Джерри, старший сын начальника облакостроителей. Тристам затесался среди прочих и вложил свой листок в середину стопки.

В коридоре, как всегда, уже бахвалился Джерри. Поверить ему, так контрольная была совсем плевая. Стайка одноклассников молча слушала его разглагольствования.

Рядом разговаривала с подругой Миртиль. Она посмотрела на Тристама, и тот быстро отвел взгляд. Только теперь он заметил Тома: его друг сидел на полу, привалясь к стене. Тристам подошел к нему и тоже опустился на пол.

— Как дела? — поинтересовался Том.

— Неплохо. Вопросы были легкие.

— Правда?!

Том в первый раз слышал, что Тристам считает задание простым.

— Что ты написал про солнце в космосе? — встревоженно спросил он.

— Ну… что оно синее.

— Ты шутишь?

— Почему? Разве не синее?

— Да нет же! Оно белое!

— А что тогда с небом?

— Небо синее, потому что…

— Все, мне конец! — схватившись за голову, простонал Тристам. — Лазурро ни за что не оставит меня в нашем классе! Отправит к мелюзге. Вся школа будет надо мной потешаться.

— Перестань, — возразил Том, — мы попросим, чтобы тебе разрешили написать контрольную повторно. Ты уже столько раз это делал…

— И всегда без толку!

— Послушай, я видел в библиотеке одну книжечку: она совсем тоненькая, но в ней есть все, что тебе нужно знать. Выучи ее наизусть сегодня вечером, и ты запросто напишешь эту контрольную. Пошли, возьмем ее прямо сейчас! Это займет минут пять, успеем к следующему уроку.

Нога Тристама еще никогда не ступала на порог библиотеки, и сейчас ему тоже не хотелось оказаться в зале, уставленном стеллажами с книгами. Но он поплелся за Томом, который всем своим видом показывал, что они поступают единственно правильным образом. Пусть так, хуже в любом случае не будет…

Шагая за другом по большому коридору, Тристам вспоминал растаявшую картину. Ох, если бы он умел просто оценивать ветер, как другие! Тогда не надо было бы воображать невесть что…

Очередная неудача бесила, ведь он почти достиг цели. Но кошки скребли на душе не только из-за этого, Он не мог понять: отчего буря, которую он видел, выглядела так реально! Тристам попытался восстановить странную картину в памяти. Он видел остров, видел, как по склонам вулкана пробегает шквалистый ветер. Но почему-то не видел застывшего над ним облака, не видел Миртильвиля.

«Видно, у меня и вправду совсем нет способностей…» — подумал он, входя в библиотеку.

Принц из страны облаков - pic_9.jpg
Свет

В нашей Вселенной энергия может принимать различные формы — существует, например, энергия электромагнитная, гравитационная, ядерная и т. д.

Большинство ученых считают, что на самом деле все эти виды энергии представляют собой не что иное, как одну-единственную высшую энергию, которая возникла в самые первые мгновения существования Вселенной, непосредственно после Большого взрыва, а позже разделилась на разные виды.

В мире существуют носители, позволяющие перемещать эти виды энергии из одного места в другое. Без них вообще мало что происходило бы, поскольку все оставалось бы неподвижным.

Один из таких носителей называется фотоном. Фотон — основная составная частица света.

Наши глаза — приемные устройства для фотонов. Но они могут видеть не всякие фотоны, а лишь те, чья энергия находится в известных пределах. Эти пределы соответствуют тому, что называется видимым светом.

Самым мощным источником видимого света является Солнце.

Наши глаза видят свет, который не воспринимают некоторые животные; в то же время некоторые животные видят свет, который не воспринимаем мы. Например, птицы способны различать ультрафиолетовый свет, а мы нет.

Зато мы изобрели инструменты, позволяющие обнаружить практически любой свет, включая ультрафиолетовые и инфракрасные лучи, невидимые для человеческого глаза.

Глава 3

У миртильвильской школы было два входа: главный со стороны площади, а второй, запасной, — с южной стороны, где находились рисовые плантации. Соединявший их коридор пересекал все школьное здание. Из коридора можно было попасть в кабинеты преподавателей, в учебные комнаты для младших и для старших классов и в библиотеку.

Библиотека имела форму неправильной звезды. В центре был оборудован читальный зал: там стояли два длинных стола и несколько стульев; вокруг все было заставлено высокими, от пола до потолка, стеллажами, на которых громоздились сотни, тысячи томов.

Войдя, Том сразу же зажег свет и пробежал взглядом по корешкам книг, ища ту, которую хотел дать Тристаму. Подошел к одной из стопок, перебрал книги; не найдя нужной, стал просматривать соседнюю стопку, потом еще одну. Тристам стоял у двери и глазел на стеллажи: книги заполняли все помещение! Он и вообразить не мог, что их здесь столько…

Растерянно блуждая взглядом, он заметил в дальнем конце зала темный коридор, перегороженный веревкой, на которой висела табличка. Тристам пересек зал, подошел поближе и прочитал: Учащимся вход воспрещен.

Любопытно. Он перегнулся через веревку. В сумраке коридора тоже виднелись стеллажи, заполненные книгами.

— Нашел! — крикнул за его спиной Том. — Вот она. Пошли отсюда…

— Куда ведет этот коридор? — не оборачиваясь, спросил Тристам.

— Он для учителей, — ответил Том. — Туда не разрешено ходить.

— Вот как? — отозвался Тристам. Он никогда не думал, что книги могут быть запретными. — А что там за книжки?

— Наверное, учебники. Не надо, Трис! Вернись! — Том старался говорить шепотом.

Тристам уже стоял по ту сторону веревки.

— Посмотрю хоть, что читают учителя! — пошутил он, входя в таинственный коридор.

Несмотря на темноту, он смог разобрать несколько названий и прочитал их вслух:

«Тысяча способов купаться в джакузи».

«Почему женщины боятся грома (и как развеять их страхи)».

«Сто анекдотов, чтобы скоротать дождливый день».

— Чепуха какая-то… — пробормотал он.

— Вернись! — взмолился Том. — Хватит уже! Если тебя там поймают, можешь забыть о пересдаче!

Но Тристам продвигался вглубь и вскоре исчез во мраке. И тут же случилось то, чего так опасался Том: у входа в библиотеку застучали чьи-то каблуки. Растерявшись, он нырнул под веревку и бросился к Тристаму — в тот самый момент, когда тишину нарушил резкий голос госпожи Пиль, молоденькой школьной директрисы.

— Есть здесь кто-нибудь? — она всматривалась в ярко освещенные проемы между стеллажами.

Прижавшись к стене, Тристам и Том затаили дыхание.

— Никого, ясное дело! — воскликнула она. — И когда только эти мальчишки научатся гасить свет! Вот черти!

В эту минуту прозвенел звонок на урок, но директриса, как назло, взяла с полки какую-то книжку и уселась с ней в читальном зале. Нет уж, лучше прогулять занятие, чем дать себя сцапать здесь… Друзья попятились, стараясь отступить подальше. Ощупью пробираясь в темноте, они дошли до конца коридора и уперлись в стену. Выхода не было! Оставалось только ждать, когда уйдет г-жа Пиль.

Прошло десять минут, но та и не думала трогаться с места. Друзья уселись на пол.

Loading...