- Я задал тот же вопрос молодому человеку, который работает на мистера Смита.

- В чем же заключается ответ?

- Ну, во-первых, про это самое любительское ружье, - усмехнулся я. - А кроме того, есть тут секретная информация, источник которой мне не сообщается, но смысл ее состоит в том, что наши друзья-коммунисты понятия не имеют о гибели курьера. Я обожаю секретную информацию, источник которой не сообщается мне, особенно когда от этого зависит моя жизнь...

- В таком случае, - задумчиво нахмурился Мак, - скорее всего, у вас две группы противников. Во-первых, профессиональная разведывательная сеть и, во-вторых, судя по винтовке, какие-то дилетанты, которые и убили Нистрома.

- Если информация из неведомого мне источника соответствует действительности, то да, - согласился я. - Дай-то Бог. Иначе у меня будет очень веселое задание - попытаться убедить коммунистов, что я дух их курьера, которого они сами же ухлопали.

- Кроме того, вы рискуете встретить кого-то, кто знал настоящего Нистрома. Люди Смита отдают себе в этом отчет или нет?

- Да, сэр. Меня уверяли, что все будет в порядке, потому как Нистром якобы никогда не пользовался этим северо-западным маршрутом. По крайней мере, так считает мистер Смит. Лично мне кажется, что мне не удастся одурачить своей игрой даже тех, кто никогда не встречал этого самого Нистрома.

- В чем же проблема, Эрик?

- Помимо обычного риска и всех проблем, связанных с государственной безопасностью, - черт бы их побрал, они так и не сказали, что это за страшная тайна, о которой речь! - я еще должен таскать за собой этого пса. Вы только полюбуйтесь на него.

Когда мы перевели взгляды на пса, он заколотил хвостом по ковру.

- Что вас в нем не устраивает? - спросил Мак.

- Помните, нам показывали бедную собачку с дыркой в голове? Если вы не забыли, это было длинноногое создание, высокая поджарая собака. Ну, а с каким же партнером приходится выступать мне? Вы посмотрите на этот бульдозер? Он сильно смахивает на бочонок. Нет, это, конечно, умный пес, хорошо натасканный, и все такое прочее...

- Может, в этом-то вся соль? - сказал Мак. - Тренинг куда существенней внешнего вида. Известно, что собака Нистрома прошла специальную подготовку. Если вы появитесь с собакой, которая просто будет хорошо к вам относиться, вас тотчас же разоблачат. - Помолчав, он добавил: - К тому же это скорее проблема мистера Смита.

Я бросил на него быстрый взгляд:

- Мне казалось, что это моя проблема, сэр.

- И это правильно, - спокойно отозвался Мак. - Но в первую очередь ваш успех определяется качеством инструктажа и материалов, полученных вами от мистера Смита. Если они окажутся с изъянами, к вам не будет никаких претензий. Также никто не упрекнет вас, если из-за них не удастся достичь желаемого результата. Разумеется, мы искренне надеемся, что все будет в порядке.

Я пристально посмотрел на Мака, но его худое непроницаемое лицо не помогло мне ни в коей степени. Тем не менее, я вдруг начал понимать, почему он ошивается уже третий день здесь, на Западном побережье, словно мне нужна нянька, хотя куда естественней было бы попрощаться со мной, пожелать удачи и вернуться в Вашингтон.

Ответ возник сам собой. Мак явно решил сразу убить двух зайцев. Моя задача не сводилась к правдивому изображению подстреленного курьера. И наша фирма отнюдь не оказывала дружескую услугу родственной организации, возглавляемой симпатичнейшим мистером Смитом. Похоже, мы пытались решить наши собственные проблемы, хотя, конечно же, не собирались заявлять об этом во всеуслышание. Придя к такому выводу, я хоть и поморщился, но в общем-то испытал облегчение. Мне было не по себе в роли положительного героя в белой шляпе, мчавшегося на выручку товарища из похожей на нашу правительственной организации.

- Да, сэр, искренне надеемся, - отозвался я.

- Но если они будут упрямо настаивать на том, чтобы вы не расставались с этим четвероногим, то вы не несете никакой ответственности, случись операции провалиться именно в связи с этим обстоятельством.

- Разумеется, сэр.

- Надеюсь, что вы заявили протест сотрудникам мистера Смита? Вы поставили их в известность о том, что, по вашему глубокому убеждению, собака может сыграть лишь отрицательную роль.

- Да, сэр.

- Вы помните Кингстона? - осведомился Мак. - Кажется, вы работали вместе с ним раз или два. Так вот на прошлой неделе он был убит, зарезан ножом, в Анкоридже, штат Аляска. Всему есть свои пределы. Полагаю, настало время вам разобраться с этим Гансом Хольцем. Раз и навсегда.

- Говорите, с Хольцем?

- Да.

- О`кей, - сказал я, вставая со стула. - Как скажете, сэр. Пошли, песик. Нам надо убить человека, которого зовут Хольц.

- Эрик, присядьте.

- Минуточку, песик, - сказал я. - Сядь и послушай. Этот джентльмен хочет сказать нам кое-что еще.

- Вы, кажется, не одобряете это, Эрик.

- Нет, сэр. Я против этих вендетт. Кингстон взял и позволил себя ухлопать этому Хольцу. Очень прискорбно. Но что с того? Мне случалось работать и с другими партнерами, которые потом также отправились на тот свет, и никто не требовал, чтобы я геройски сводил счеты с убийцами. Если бы Хольц поставил под угрозу благополучие вселенной, или нашей планеты, или США, или хотя бы штата Аляска, я бы с удовольствием постарался помочь ему перейти в мир иной. Но он всего-навсего убил человека. Господи, я и сам убивал. К тому же Хольц дьявольски опасен. Это один из лучших, если не лучший их ликвидатор. Он постоянно возникает с конца пятидесятых. Разобраться с ним не так-то просто, сэр.

- Вы боитесь Хольца, Эрик? - осведомился Мак, холодно глядя на меня.

Поскольку, как мне показалось, он сказал глупость, я отозвался так:

- Еще бы. Я боюсь Хольца, как и всякого опытного профессионала, который знает, как убивать. Он занимается этим слишком долго, чтобы отнести его подвиги на счет одного везения. Он пережил многих, кто пытался встать у него на пути. Это означает, что он, пожалуй, в состоянии пережить и меня, как бы фантастически ни звучали эти слова, сэр.

- Вы тоже многих пережили, - напомнил Мак.

- Да, сэр. Причем исключительно потому, что никогда не изображал из себя ангела мщения или болвана-киноактера в роли самого быстрого и меткого стрелка к западу от какого-то там населенного пункта. Конечно, я работаю в этой фирме, и если вы прикажете мне заняться этим исчадьем ада, я скажу "есть" и пойду заказывать себе костюм из жаропрочной ткани. Если я получу такой приказ, то мигом отправлюсь на Аляску или куда скажете. Но тогда мне хотелось бы услышать более веские доводы, чем необходимость поквитаться за гибель Кингстона, который вполне мог бы постоять за себя сам.

- Собственно, я имел в виду не столько то, чтобы вы гонялись за Хольцем, сколько то, чтобы Хольц стал гоняться за вами.

Я вздохнул. Наконец-то я сумел если не обогнать Мака, то по крайней мере ни на шаг от него не отстать.

- Теперь кое-что проясняется, сэр. Значит, вот почему вы дали согласие на наше участие в этом маскараде?

- Да. Потому и хорошо, что у тебя не полное сходство с твоим, так сказать прототипом. И особенно рад, что ты, Эрик, не похож на покойника. Ты понимаешь, что я имею ввиду?

- Скажем так: вижу, пока расплывчатые контуры. Но, может, вы попробуете чуть больше развеять туман, сэр?

- Что касается наших партнеров, то ваша задача - наиболее оптимально исполнить роль Нистрома. Вы сделаете все, чтобы выполнить их поручение. Вы предпримете все усилия, чтобы не скомпрометировать эту легенду. Но мы с вами знаем, что даже самая лучшая игра тут может оказаться недостаточной. Все это напоминает сюжет телефильма, который плохо соответствует жизненным реалиям.

- Да, сэр, - кивнул я. - Значит, вы предполагаете, что рано или поздно меня расшифруют. Что потом?

- Какой глупый вопрос, Эрик.

- В самом деле. Прошу прощения. Когда меня расшифруют, то сразу и убьют. Или, по крайней мере, постараются убить.

Loading...