Впрочем, я никогда особо не пыталась понять маминых покупателей. Мне так редко удавалось понять ее саму, что на них просто не оставалось времени. Я даже иногда сомневалась, что мы с ней — одна семья. Ну как у такой взбалмошной, сумасбродной ведьмы могла появиться такая дочь? Ответственная до отвращения, пунктуальная, дотошная и очень осторожная. Я помнила, что случается с теми, кто раскрывает людям свою сущность, потому научилась заметать следы маминых преступлений раньше, чем колдовать самостоятельно. Я заучила на память все виды обитающих в наших краях ядовитых растений и насекомых, а еще — составы зелий-противоядий. Я умела заговаривать раны и с каменной физиономией убеждать соседей во всех возможных небылицах. Да, землетрясение было! Ну и что, что о нем не говорили в новостях? Гадкое правительство опять все скрывает от своего народа! Ах, соседние дома не пострадали? Ну извините, это уж как кому повезло. Кстати, здесь я даже не врала: то, что мама выбрала именно эту многоэтажку, не чем иным, как «роком судьбы» назвать было нельзя. Я даже привыкла со временем, смирилась. Не до конца, конечно, потому что мамочкина фантазия умела удивлять, и кое к чему подготовиться было просто нельзя. Но с большинством ее закидонов я справлялась довольно сносно.

Кроме самого последнего — он как раз-таки сразил меня наповал.

Я знала, что уже какое-то время мама встречается с Георгием Соколовым. Очередной смертный был состоятельным вдовцом и жил за городом, в большом трехэтажном поместье. Я даже адрес его хорошо запомнила, потому что однажды пришлось забирать маму из гостеприимного дома едва ли не силой. Сам по себе Георгий был мужчиной видным: немного с сединой, статный, высокий. То есть вопроса, что именно мама в нем нашла, — у меня не возникало. Но вот когда количество их свиданий перевалило за второй десяток, я начала волноваться. И, как оказалось, не напрасно.

В один далеко не прекрасный день мама явилась домой сравнительно рано. На часах не было и полуночи, когда дверь моей комнаты распахнулась и в нее не вошла — вплыла родительница с таким восторгом на холеном личике, что я сразу поняла — дело дрянь.

— Евочка, — радостно и оттого немного жутко сказала она, — у меня для тебя чудесная новость! Я нашла тебе нового папу!

Эти слова стали для меня фатальными. Ведь с ними заканчивалась моя счастливая жизнь юного опекуна безрассудной мамаши. Зато начиналась новая, где Ева Моргалис в свои шестнадцать лет становится обычной школьницей, с обычными подростковыми проблемами и без права пользоваться магией на глазах у смертных. То есть теперь — почти всегда. Потому что на этот раз мама в своих матримониальных планах решила идти до конца и согласилась стать женой Георгия Соколова.

Собственно, с этого события и начинается моя история.

ГЛАВА 1

Я хочу замуж. Ведь так здорово иметь рядом человека, которого можно мучить до конца жизни.

NNN

Ева Моргалис

Я сидела на лавке в первом ряду, кусала от волнения губы и внимательно рассматривала подтянутого мужчину, не так давно разменявшего пятый десяток. Ну здравствуй, новый папа! Он стоял у алтаря в шикарном костюме, лакированных туфлях и запонках, ценою в нашу квартиру, и с улыбкой вглядывался в дверной проем церкви. Там, в лучах заходящего солнца, ореолом обрамлявших ее фигуру, остановилась моя мамочка. Я мысленно закатила глаза: вот же ж человек! Она бы еще нимб себе над головой прилепила да крылья ангельские. Правду говорят: каждая женщина мечтает, чтобы день ее свадьбы был похож на сказку. Когда невеста — ведьма, это не так сложно устроить.

Заиграла торжественная музыка, и меня осторожно подтолкнули под локоть. Я встала.

— Она не должна выходить за смертного! — прошипела одна из маминых ближайших подружек и многозначительно на меня покосилась. Надо бы сказать ей, чтобы рот широко не открывала, а то капнет ядом — до самого подвала дырку прожжет. Жалко будет. Церковь все-таки, святое место…

— А почему вы мне это говорите? Вы скажите это ей! — прошептала в ответ.

— Уже говорила!

— И что? Она послала вас на берег безмолвия ракушки собирать? Ну так я уже почти абориген этого места. Добро пожаловать! Чувствуйте себя как дома!

И отвернулась, не желая любоваться перекошенным лицом ведьмы. Как они все меня достали уже за сегодня! Да если бы я могла что-то сделать — давно бы сделала! Как будто мне нравится наблюдать, как мама отдает себя в руки обычного человека.

Сначала я вообще не верила, что эта свадьба состоится. Мама у меня была влюбчивой женщиной и за семь дней могла раз десять поменять решение и раза четыре — мужчин. Только за последние три года она была невестой пять раз, а два раза — даже гуляла на собственном девичнике (страшно вспомнить эти черные для истории города дни!), покупала платье, заказывала оркестр и… бросала женихов практически у алтаря. Неудивительно, что на очередное сообщение о свадьбе я не реагировала. До некоторых пор.

Пока не поняла — мама не сомневается. Вот что точно было ей несвойственно — так это быть уверенной в собственном решении. Ей всегда не хватало веры, она постоянно боялась ошибиться, даже когда дело касалось таких банальных вопросов, как «что надеть вечером?» или «какой фильм взять в прокате». А здесь — ну прямо скала: она не только собственную паранойю не слушала, но и разумные доводы моего рассудка! Тогда я и решила брать дело в свои руки. Раньше меня не особо интересовала фигура Георгия Соколова, но теперь я была готова объявить на него охоту.

Правда, мамочка тоже не дремала и принялась отчаянно его от меня защищать. Нет, я не говорю, что бросилась бы на нового папу с кухонным тесаком. Но ведь у ведьмы есть и другие способы избавиться от нежелательного смертного? Отворотные зелья еще никто не отменял. Я сварила пару бутылочек и всегда носила их при себе. На всякий случай.

Ходить за ними пришлось долго. Еще немного — и по части маскировки я смогла бы соперничать с Рэмбо или каким-нибудь прокаченным ниндзя. Но чем больше времени я проводила, наблюдая за этой парочкой, тем меньше мне хотелось вмешаться. Быть может, мама выглядела слишком довольной. Или Георгий — чересчур влюбленным, но… когда шанс наконец выпал, а мама отвлеклась, зелье так и осталось в моей руке. Почему? Не знаю и никогда, наверное, не смогу ответить на этот вопрос. Ни им, этим старым гусыням с шабаша, ни себе самой. Георгий принес в нашу семью кавардак, но разве прежде у нас царил такой уж порядок? Он стал причиной раздоров, но ведь мы и так постоянно ругались. Зато как подобрела мама, когда я махнула на них рукой! И кто знает, быть может, однажды я пойму, что сделала правильный выбор и перестану плеваться, глядя на этого симпатичного мужчину в самом расцвете сил?

Только день этот наступит явно не сегодня.

— Согласна ли ты, Ядвига Моргалис, взять в законные мужья… — монотонно бубнил священник.

Мама лучезарно улыбалась, превентивно кивая головой. Тетки за моей спиной злобно шипели: кажется, призывали на головы молодых гром и молнии. Я мысленно фыркала: мама сама зачаровывала церковь. Две ночи здесь просидела, столько силы вбухала, что теперь крыша даже прямой бомбовый удар выдержит. Да что там! Если мне придется выбирать бункер для спасения при атомном взрыве, я первым делом прибегу сюда. Эта церковь, как легендарная неубиваемая арка в Японии, простоит десять тысяч лет, будет смыта океаном, падая, разрушит подводную Джомолунгму и займет ее место на следующие века. Да, мама постаралась на славу. Пускай эти старые кочерыжки еще попробуют с ней потягаться! Какой бы вреднючей и безалаберной ни была Ядвига Моргалис в обычной жизни, ведьмовских умений ей было не занимать. Да и опыта тоже. Она здесь всех гостей, при желании, могла в бетонный пол закатать одним махом и сейчас отлично знала, кто посылал в ее стороны лучи «поноса». Знала и запоминала.

Loading...