Голубоглазая решила нарушить тишину и что-то произнесла. По устремленному вопросительному на него взгляду и ожидаемому ответу было понятно, что сказанное адресовалось парню, но, к сожалению, фраза застала его врасплох, а смысл сказанного ускользнул от него весьма ловко и быстро.

Пока наш герой раздумывал и пытался сказать хоть слово, рыжая проворно вытащила меч и направила острие на него.

— Стойте! Стойте! Я заблудился, очнулся здесь! Мне нужна помощь!

Интуитивно понимая, что на девушках настоящие доспехи и не бутафорные мечи, парень пытался их образумить или хотя бы выиграть время. Он даже поднял вверх руки, чтобы продемонстрировать безоружность.

— Погодите! Я-я ведь вам ничего не сделал, — от волнения человек даже начал заикаться и крупно подрагивать время от времени.

Мысль, что эта рыжая психопатка, хотя доселе таковой не казалась, может налететь на него и долбануть мечом очень сильно, и не один раз, была своеобразным стимулом. Рыжая не стала нападать, а лишь смотрела на свою спутницу, как будто ожидая сигнала или спрашивая позволения, что явно дало понять — старшая выше по званию или что там у них. Но никакого сигнала не последовало, тем не менее, остриё меча все так же было направленно на него.

Бредовость ситуации была настолько велика, что парень перестал понимать смысл всего, что происходило с ним. Мозг заработал с удвоенной силой, собирая все пазлы мозаики, однако выходило пока не очень хорошо. Поток вопросов всё рос и рос, но на раздумье не было времени.

Пока парень пытался осмыслить хоть что-то, голубоглазая тихо сказала рыжей:

— Убери меч, Иола.

Та даже не стала спорить, и быстро выполнила приказ. Затем девушка направила холодный взгляд на паренька и также спокойно и тихо спросила:

— Кто ты, и что ты здесь делаешь, человек?

Сказано это было с серьезностью и даже некой угрозой в голосе. Слово «человек» было выделено так, как будто сама она не являлась им, что настораживало. Решив не испытывать двух чокнутых на голову девушек, он быстро ответил:

— Я студент, я… Мм, вернее бывший студент, защитился и почему-то оказался здесь. Мне нужно назад, в город. Не могли бы вы мне по… — человек тараторил быстро, но, вскоре, был прерван.

— Эти люди потеряли страх, госпожа Сиель! Разрешите мне преподать ему урок, — возмутилась рыжая, звонким голосом, который определенно скоро сорвется. Молодой человек вообще не понимал, чем ещё он не угодил ей.

— Довольно, Иола, — прервала гневный поток мыслей своей спутницы голубоглазая, переводя на мгновение взгляд на рыжую, — Ты же, — обратилась она вновь к незнакомцу, — назови своё имя.

Ситуация становилась всё хуже и хуже и накалялась с каждой секундой. Но почему-то он не хотел рассказывать своё имя им, и поэтому решил соврать:

— Меня зовут… Навуходоносор.

Причина, по которой парень назвался именем вавилонского царя, была в том, что это первое, что пришло ему в голову. Девушки не стали обвинять его во лжи, но по какой-то неизвестной причине насторожились, слегка прищурившись.

— Ты… маг? — дрожащим голосом спросила «госпожа».

На такую реакцию паренек слегка подзавис.

— Насколько мне известно — нет. Слушайте, мне вправду нужно в город…

— Госпожа, если он не маг, то как он добрался сюда без оружия и провианта, один? — в разговор вновь вступила Иола, возмущаясь как и прежде, но уже с большим интересом в глазах и с меньшей враждебностью.

Рыжая опять перебила его, что действительно раздражало и напрягало молодого человека. Сиель не стала отвечать своей спутнице, но быстро приняла решение:

— Мы тоже идём в город, так что ты можешь присоединиться к нам, — предложение было действительно заманчивым и спасительным для парня.

Видя, что тот не отказывается, она продолжила:

— Можешь звать нас по имени, меня зовут Сиель, а мою подругу — Иола. Твоё имя слишком длинное, мы будем звать тебя… Нави, хоть это немного… Необычное имя. Ты не против?

Нави или Навуходоносор — ему было безразлично. Радовало одно: что ему помогут добраться до города. Конечно, спутницы явно были либо больны на голову, либо действительно умны и являлись мистическими существами… кто их разберет, но выбирать не приходилось, других попутчиков не нашлось, к сожалению.

Та, что звалась Сиелью, имела определенную власть над своей подругой или подчиненной. Да и говорила она с парнем властно, надменно.

— Спасибо, я действительно ценю вашу помощь. Как скоро мы доберёмся до города?

— Город Вельдерн мы достигнем через три дня.

— Простите, как Вы сказали, называется город? — изумлению «Нави» не было предела.

— Вельдерн, — в этот раз слова девушки прозвучали менее уверенно и с большей опаской.

После этого опять повисла тишина. Едкая такая, навязчивая… Девушки поняли, что он не знает этого города. Да и одет он был, по их меркам, в странную одежду.

В начале они, по ошибке, приняли его за мага, ведь только маги носили длинные имена, часто сложные и глупые, но, без сомнений, со смыслом. Девушки были опытными воинами и сразу определили, что человек ни разу не брался за меч и вряд ли даже в курсе что это такое. Конечно, он мог быть отпрыском богатых людей, но люди на этой земле были вторым сортом, что уже имело свои последствия.

Сиель предвидела, что враги могли поджидать их на этом пути, однако, она никак не могла понять появление этого странноватого парня. И, чтобы выяснить замыслы врагов, если, конечно, они приложили к этому руки, предложила ему направиться вместе, дабы расспросить.

«Нави» был слабенького телосложения, хилый, неповоротливый. Если честно, Иола могла при необходимости убить его, не используя меч и практически не прилагая усилий, но приказ есть приказ.

— Откуда ты?

Парень не стал отпираться и назвал то место, откуда он был родом. Но это название ничего не говорило им.

— Как же ты попал в Лаконию?

— Лакония? — удивление вновь заиграло на лице молодого человека и тот склонил голову к плечу, явно утомленный сложностью сия ситуации.

— Так зовется наша страна.

Обдумывая что-то своё, он спросил:

— Вы ведь не шутите, правда? — хотя уверенности в голосе было, как говорят, кот наплакал.

— Госпожа, да как… — вновь возмутилась Иола.

— Прекрати, Иола! Слушай, ты никогда не слышал о Лаконии? — и вновь неуверенность в голосе, но уже с раздражением и замешательством.

После того, как собеседник в знак согласия кивнул, она продолжила: