Алексей Ивакин

Принимаем огонь на себя!

ПРИНИМАЕМ ОГОНЬ НА СЕБЯ!

ОДЕССА 2 МАЯ 2014 ГОДА.

ДВАДЦАТЬ ОДНА ИСТОРИЯ ОДНОЙ ТРАГЕДИИ.

ПРЕДИСЛОВИЕ ОТ РЕДАКТОРА

Когда-нибудь, я уверен в этом, появится в исторической науке новая профессия — сетевой археолог. Они будут перелопачивать сотни гигабайт словесной руды, чтобы докопаться до истины.

Перед вами книга, которую не придется откапывать.

Это первое документальное исследование, посвященное Одесской Хатыни — событиям 2 мая 2014 года. В течение года, практически сразу после майских событий, велась работа. Работа в условиях, когда каждому выжившему 2 мая грозил и грозит арест, в лучшем случае. Поэтому здесь собраны воспоминания 21 участника тех событий. Далеко не все соглашались рассказывать. Их можно понять.

Слишком живы воспоминания.

Участники столкновений с обоих сторон ходят по одним и тем же улицам Одессы, по тем же самым местам, смотрят друг другу в глаза.

Слишком велика опасность репрессий.

Репрессий, направленных против тех, кто пострадал.

Именно поэтому в книге нет фамилий тех, кто давал интервью. Как нет и фамилий тех, кто собирал интервью. «Евгения Куликова» — это псевдоним. Я не знаю — кто это. Я знаю то, что если этот человек озвучит сегодня свое настоящее имя — то ему сегодня не жить ни в Одессе, ни в Украине. Поэтому настоящее имя автора этой книги мы узнаем лишь после войны. Войны, начавшейся 2 мая.

Возможно, эта книга выходит слишком рано. Еще не собрана вся информация по событиям Одесской Хатыни. Пока еще невозможно дать полную картину произошедшего. Нет возможности опросить активных участников и организаторов с противоположной стороны — народного депутата Верховной Рады Алексея Гончаренко, секретаря Совета Национальной Безопасности и Обороны Украины Андрея Парубия, депутата областного совета Андрея Юсова. Да что там говорить — рядовые сторонники «Евромайдана» отказываются давать интервью.

Поэтому здесь воспоминания только куликовцев — сторонников пророссийского вектора развития Украины.

Именно их убивали 2 мая, но убили не всех.

Они выжили тогда и они говорят.

Говорят для вас.

Чтобы ты, читатель, понимал — чем заканчиваются призывы вроде «Deutschland über alles» или «Україна понад усе».

Идите, читайте и помните.

Лауреат премии имени А.П. Чехова, «Серебряное перо Руси — 2014″ — писатель Алексей Ивакин.

ОТ АВТОРА

Это документальное повествование о трагических майских событиях я, Евгения (инженер), буду вести от первого лица, поскольку волей судьбы сама стала их участницей.

Для достоверности я привожу свидетельства людей (20 человек), которые были в Центре города (вокруг Греческой площади) и на Куликовом поле в Доме профсоюзов именно так, как они рассказали об этом.

При восстановлении хронологии событий мною использовались как письменные свидетельства участников этой ужасающей по своей дикости и жестокости трагедии, так и воспоминания спасшихся и выживших «куликовцев».

Из соображений безопасности имена изменены:

1 — Ника, младший специалист

2 — Артем, строитель

3 — Лена, преподаватель

4 — Надя, работник образовательной сферы

5 — Яна, филолог

6 — Стас, компьютерщик

7 — Марина, медик

8 — Света, аспирант

9 — Лариса, работник общепита

10 — Николь, инженер

11 — Мальва, дизайнер — оформитель

12 — Алиса, программист

13 — Руслана, преподаватель

14 — Вова, разнорабочий

15 — Инна, экономист

16 — Андрей, служащий

17 — Лина, старшеклассница

18 — Леонид, слесарь

19 — Игорь, из руководящего состава парторганизации

20 — Тихон, пенсионер

В рассказе о произошедших событиях упоминаются еще двое людей, с которыми я была знакома лично, с которыми я общалась и которые трагически погибли — это:

Виктор Гунн (Степанов), поэт

Вячеслав Маркин, депутат Одесского областного совета.

ОДЕССЫ ОБЩЕЙ БОЛЬШЕ НЕТ.
Одессы общей больше нет.
Теперь у каждого — своя.
В одной горит вечерний свет,
И в ней живут мои друзья.
От потрясений в стороне
И нервы берегут и силы.
Что ж, дай вам Бог! А я… а мне…
Не с теми, кажется, дружила.
В иной Одессе, где скорбят,
Звучит сочувственное слово.
Есть несколько моих ребят,
Но, все ж, их нет на Куликовом.
В чумной Одессе намешалось
Убийц, подонков, сволочей.
Спасибо — там не оказалось
Моих умеренных друзей.
Мою Одессу бьют под дых,
Ей прочат времена лихие.
В ней тоже нет друзей моих,
Но здесь живут мои родные.
Родство по крови, верь — не верь,
Но есть единство душ и судеб.
Родство по совести теперь
В моей Одессе крепнуть будет.
Под градом не пустых угроз,
Циничных оскорблений грубых,
Она все меньше тратит слез,
Все крепче стискивает зубы!
Огнем, мечом вы, господа,
В свою не обратите веру
Мою Одессу. НИКОГДА
Ей не нести портрет Бандеры!
И сколько вам не дай гиляк,
Не истребим МОЙ город детства,
Где в маленьком кафе как флаг,
Висит плакат: «с Донбассом сердце!»
С. КАРАБАНОВА

ОДЕССКИЙ ПОЭТ ВАДИМ НЕГАТУРОВ О КУЛИКОВОМ ПОЛЕ

В Одессе есть площадь — «Куликово Поле» (одна из центральных площадей)… Здесь стоят безсрочные* палатки «Антимайдана».

Сегодня в Одессе эта площадь стала символом сопротивления «галицийскому» нацизму и узурпации власти в Киеве кучкой прозападных «майдаунов» [так насмешливо у нас называют сторонников «майдана» — в квадратных скобках здесь и далее примечания автора].

Но главное — площадь «Куликово Поле» стала знаменем борьбы одесситов за соборное единение народов Руси — украинцев, белорусов, россиян…

Борьба одесситов с нацистами и узурпаторами сегодня так и называется — Движение «Куликово Поле».

Смею заметить, что направленность этой борьбы выходит за рамки географического понятия «Одесса». Одесса, как и Куликово Поле, — это давно уже особые категории Русского Мира.

Нижеприведенный марш является попыткой художественно выразить сущность Движения «Куликово Поле».

* Автор [этих срок] знает, что по нормам современного Русского Языка данное слово следует писать не через З, а через С, но сознательно использует в подобных словах и в соответствующих стихотворениях орфографию, в которой приставка БЕЗ не имела формы БЕС. Автор, даже невольно, не желает славить беса («бессрочный» = «бесовская срочность»).

Loading...