Без всякого сомнения, она прочитала много книг и никогда

не видела коровы, но она достаточно умна, чтобы это не

слишком бросалось в глаза.

ЭУСЕБЬО (неопределенно поводя рукой в воздухе). Сеньора… другая сеньора… сеньор…

МАРГА. Добрый день, сеньоры.

МАТИЛЬДА. Добро пожаловать, сеньорита Лухан. Моя сестра – Анхелина…

МАРГА. Очень рада.

МАТИЛЬДА. Сеньор Ролдан – наш управляющий.

РОЛДАН. Весьма счастлив.

МАТИЛЬДА. Мое имя вы знаете. Разрешите рассмотреть вас вблизи.

МАРГА. Конечно. (Подходит к ней.)

МАТИЛЬДА (надевает пенсне, долго смотрит на нее, хмурится). Странно… я жду вас целую неделю и представляла совсем не такой.

МАРГА. Какой – такой?

МАТИЛЬДА. Вот такой!.. Такой молодой, такой красивой. Вы совсем девочка…

МАРГА. Благодарю. Надеюсь, это не помешает моей работе?

МАТИЛЬДА. Как сказать, как сказать… Я знала, что вы смелы и решительны, но не настолько…

МАРГА. Простите, я что-то не так сказала?

МАТИЛЬДА. Я смотрела вам в глаза изо всех сил – вы выдержали мой взгляд.

МАРГА. Когда вы смотрели мне в глаза, я смотрела в ваши и увидела, что вы добрая.

МАТИЛЬДА. Спасибо. Не дадите ли вы мне руку?

МАРГА. С удовольствием. (Пожимает ей руку.)

МАТИЛЬДА. Неплохо. Чересчур крепко, но – неплохо.

(Улыбается.) Мне кажется, мы станем добрыми друзьями.

МАРГА. Я была бы очень рада…

АНХЕЛИНА (к Эусебьо). Почему вы не несете наверх багаж сеньориты?

ЭУСЕБЬО. А я жду. Вдруг она не останется – зачем же зря тащить?

МАТИЛЬДА. Никто не спрашивал вашего мнения! Отнесите немедленно!

ЭУСЕБЬО. Прошу прощения. (Несет чемодан наверх.)

РОЛДАН. Возможно, он прав. Пока дипломатические переговоры проходят успешно. Но я хотел бы видеть финал.

МАТИЛЬДА. А я бы не хотела доставить вам это удовольствие… Разве у вас нет срочных дел в конторе?

РОЛДАН. Разрешите дать последний совет. (Смотрит на часы.) Сеньорита Лухан, сейчас без пяти минут одиннадцать. В одиннадцать сорок отходит поезд. (Уходит с большим достоинством в правую дверь, по-видимому, в контору.)

МАРГА (удивленно глядит ему вслед). Насколько я понимаю, сеньор не принадлежит к числу оптимистов.

МАТИЛЬДА. Не обращайте внимания. Он из тех людей, которые вечно возятся с цифрами и считают, что в жизни дважды два всегда четыре. Бедняга! Не хотите ли присесть?

МАРГА. Если разрешите, я хотела сперва познакомиться с ребенком.

МАТИЛЬДА. Позже… Сперва я задам вам несколько вопросов. Может быть, они вас удивят, но я прошу отвечать, не раздумывая.

МАРГА. Пожалуйста.

Все садятся. МАРГАРИТА – напротив Матильды, как на

экзамене. МАТИЛЬДА вынимает письмо, пристально

смотрит на Маргариту.

МАТИЛЬДА. Кого вы больше любили – отца или мать?

МАРГА. Простите?..

МАТИЛЬДА. Отвечайте сразу.

МАРГА. Я никогда об этом не думала…

АНХЕЛИНА. Никогда? Даже после развода?

МАРГА. Какого развода? Они друг друга любили и никогда не разводились.

МАТИЛЬДА. Невозможно!

МАРГА. Честное слово, я могу поклясться!

АНХЕЛИНА. Не надо. Мы верим вашему слову.

МАТИЛЬДА. Странно, чрезвычайно странно… Следующий вопрос. Если бы вы жили в эпоху Нерона и вас поместили бы на арену Колизея, как бы вы себя вели?

МАРГА. Не понимаю… Это игра?

АНХЕЛИНА. Отвечайте, пожалуйста.

МАТИЛЬДА. Вообразите себе всю картину… Тут – язычники, упившиеся кровью христиан…

АНХЕЛИНА. А тут вы, на коленях, в белой тунике…

МАТИЛЬДА. Двери открываются… львы идут… Что бы вы сделали?

МАРГА. Не знаю… Наверное, то же самое, что и вы.

МАТИЛЬДА (с энтузиазмом мученицы). Прекрасные слова!

МАРГА. Закричала бы и убежала, правда?

МАТИЛЬДА (встает, она оскорблена). О, нет! Вы не имеете права так со мной поступать, сеньорита!

МАРГА (встает и говорит испуганно). Простите, сеньора… Мне кажется, тут какое-то недоразумение… Вы – сеньора Матильда Салданья?

МАТИЛЬДА. Да.

МАРГА. Вы пригласили меня сюда?

МАТИЛЬДА. Да. Вот ваш ответ.

МАРГА. Тогда к чему эти странные вопросы? Вы пригласили меня воспитательницей к осиротевшему племяннику, да?

АНХЕЛИНА. Да.

МАРГА. Где же ребенок?

МАТИЛЬДА. Сейчас придет. Он ушел в горы, с ружьем…

МАРГА (испуганно). С ружьем? Один?!

АНХЕЛИНА. С ним Формин и Бернардо.

МАРГА. Слава Богу! Это слуги?

АНХЕЛИНА. Это собаки.

МАРГА. Ничего не понимаю!.. Неужели я сошла с ума? (Тревожно смотрит на Анхелину и Матильду, отступает.) Или, может быть, вы обе…

МАТИЛЬДА. Успокойтесь, мы в своем уме.

МАРГА. И вы считаете, что хорошо отпускать ребенка одного в горы, да еще с ружьем?

МАТИЛЬДА. Его отец был страстный охотник и приучил его к пороху с самого детства. Так что с этой стороны опасности нет.

АНХЕЛИНА. Трудности начались теперь, когда он осиротел. Вы должны помочь нам спасти эту невинную жизнь.

МАРГА. Спасти ему жизнь? Я ведь не доктор. Я просто учительница.

МАТИЛЬДА. Именно с этого надо начать. Сперва научите его грамоте, потом читайте с ним книги. И только потом мы станем учить его таинственному делу, называемому жизнью.

МАРГА. Он такой отсталый?

АНХЕЛИНА. Совершенно ничего не знает. Он вырос в горах. Дитя природы, понимаете?

МАРГА (успокоившись, садится). Понимаю, сеньора. Теперь мне понятно – он воспитывался втайне, вдали от людей. Дитя природы… Дитя любви, вы хотели сказать? Он – ваш незаконный сын?

АНХЕЛИНА (краснеет). Я не замужем.

МАРГА. Простите… (Матильде.) Ваш, сеньора?

МАТИЛЬДА. Нет. Хотя я и вдова, я – девица.

МАРГА. Не понимаю…

АНХЕЛИНА. Бывает, бывает!.. Моя сестра была замужем восемь дней, но до дела не дошло…

МАРГА. Так чей же он незаконный сын?

МАТИЛЬДА. А кто вам сказал, что он незаконный?

МАРГА. Если я не ошибаюсь, вы сами только что… Дитя природы, воспитывался вдали от людей…

МАТИЛЬДА. Сестра сказала «дитя природы» в значении «воспитанный вне цивилизации».

МАРГА (нетерпеливо). Хорошо, сеньора! Но ведь не на дереве же его нашли. Ведь у него были родители?

АНХЕЛИНА. Да, были. Его отец – наш бедный брат.

МАРГА. А мать?

МАТИЛЬДА. Неужели необходимо сообщать вам о ней?

МАРГА. Если вам неприятно, не надо. Она тоже умерла?

МАТИЛЬДА. Да. Море совершило правосудие.

АНХЕЛИНА. Это грустно, но от вас мы не должны скрывать. Она была дурная женщина.

МАРГА. Не надо. Я уважаю семейные тайны.

МАТИЛЬДА. Благодарю.

МАРГА. А что именно вас тревожит в этом ребенке?

АНХЕЛИНА. Во-первых, мы уже говорили – он совершенно необразован.

МАРГА. Да, да, я помню. Не умеет читать, писать… Ну, это вполне естественно. Что еще?

МАТИЛЬДА. Еще характер. Вы представить себе не можете: совершенно необуздан!

МАРГА. Ничего, к этому я привыкла. Были у него воспитатели до меня?

АНХЕЛИНА. Трое. Все провалились.

МАТИЛЬДА. Один решил действовать лаской и сдался через три дня. Другой обращался к его разуму – ушел через неделю.

АНХЕЛИНА. Третий применил силу… Тут-то и началось! Видите окно наверху, в башне? Он его оттуда выбросил.

МАРГА. Не может быть! Учитель выбросил ребенка в окно?!

АНХЕЛИНА. Нет. Ребенок выбросил учителя.

МАРГА. Простите, у меня закружилась голова. Значит, ребенок выбросил учителя в окно… Сколько же ему лет?

МАТИЛЬДА (естественным тоном). Двадцать четыре.

МАРГА (вскакивает). Что?!. (Закрывает глаза, проводит рукой по лицу.) Простите, сеньора… я ослышалась… Вы сказали – четыре года?

МАТИЛЬДА (размеренно). Двадцать четыре года.

Loading...