Но много собрать не удалось, звук шлепанцев предупредил, что пора возвращаться к столику. Что и было незамедлительно проделано.

Хозяйка вернулась со шваброй и влажной тряпкой, когда-то работавшей полотенцем, теперь вышедшим на пенсию. Вытерла разлившийся сок, прислонила швабру к подоконнику. Вернулась к столику.

— Я беру этот и этот, — она пододвинула к себе две коробочки. Сколько с меня?

— Две семьсот. Но я бы советовала купить комплекс. Это всего на тысячу дороже, зато у вас будет все. Я и себе взяла такой же. Посмотрите — вот здесь была морщинка, — брюнетка пальчиком показала на уголок правого глаза, — а сейчас гладко, как у девочки.

— Хорошо, — пару секунд подумав, согласилась дама в халате. После повернулась к двери и дважды прокричала: — Аркадий! Аркаша!!!

На зов со второго этажа спустился рыцарь. Хозяин замка — тот самый породистый дядька, что улыбался с фотографий. Он предстал перед дамами в парчовом халате, тапочках с помпонами и сеточкой для укладки на предательски лысеющей голове. Выражение как у болельщика футбольной команды, всухую продувшей аутсайдеру. В правой руке айфон с доносящимися из него мрачными сардоническими звуками «Angry Birds».

Не поздоровавшись, он придирчиво осмотрел маркетолога, словно эмир свежую наложницу. Потом перевел взгляд на даму:

— Лен, я чего, мальчик? Сколько раз просил — подойти, спроси, а не ори на весь дом. Я работаю, между прочим.

— Ой, Аркаш, ну ладно… Дай пять тысяч, тут комплекс очень хороший. От морщин.

Хозяйка накинула еще тысячу, что подтверждало вывод о сквалыжности супруга.

— Ровно пять? Так не бывает.

— Четыре восемьсот. Я округлила.

— А от вредности комплексов нету? Я б тебе купил парочку. Сдачу не забудь взять.

Он извлек из халата «кирпичную» купюру, бросил на столик, еще раз посмотрел на маркетолога и убрался из тронного зала.

— Вот так всегда, — негромко произнесла дама, — вы бы видели, как он ухаживал до свадьбы. Словно принц багдадский. А теперь копейку не выпросишь… Увы, в быту принцев нет, одни нищие… У вас сдача будет?

— Конечно.

Отсчитав нужную сумму, Светочка поднялась с табурета и взяла сумку. У сетевого маркетинга и разведки есть объединяющий принцип — надо вовремя сваливать.

Во дворе парень лет тридцати ковырялся под капотом хозяйского джипа. Когда она проходила мимо, он мило улыбнулся и предложил отвезти куда угодно, хоть на край земли, хоть за край.

— Спасибо… Не беспокойтесь, — отказалась Светочка, — я поймаю частника.

— Как хотите… Опасно садиться в машину к незнакомцам.

Обвиненный в скупердяйстве рыцарь тем временем поднялся в рабочий кабинет, доиграл уровень на айфоне и подошел к окну. Приоткрыл жалюзи и посмотрел вниз. Девушка-продавец, увлекая за собой сумку на колесиках, пересекла замощенный камнем двор замка и скрылась за высокой оградой, стилизованной под крепостную стену. Через несколько секунд она показалась на дороге, ведущей к трассе. Там вскинула руку, останавливая попутку. Третья по счету машина — ярко-красная «девятка» — притормозила, девушка через пару минут, очевидно поторговавшись, забралась на заднее сиденье.

Хозяин замка опустил жалюзи, присел к рабочему столу и загрузил следующий уровень.

В салоне красной девятки сегодня пахло «Кензо» и голосила группа «Сиалекс». Накануне здесь витал дух туалетной воды «Адидас». Владелец авто чередовал запахи, благо не был женатым и мог тратить все заработную плату исключительно на себя, собрав дома внушительную коллекцию парфюма.

— Ну что? — Он посмотрел на пассажирку через зеркало заднего вида.

— Один комплекс продала.

— По Сантане что?

— Ничего… Он дома оказался. Не буду же я при нем спрашивать, кто из ментов приезжает в гости, и о чем они беседуют. Фотку пересняла. Со Дня милиции. Да пару чеков нашла.

Девушка протянула мобильник.

— Это я и так знаю…

— Я предупреждала. Надо ставить реальные задачи. А не абстрактные. Сходи туда — не знаю куда. Узнай то — не знаю что. Коля, если тебе в следующий раз понадобятся бумаги, чтобы натолкать в дело, так и скажи. Я напишу.

— Чего ты такая суровая сегодня?

— Вообще-то, установку сделать — не в цирк сходить. Можно и по голове заработать.

— Но не заработала же… Крем, обратно, продала… Свет, все нормально. Куда тебя? В отдел?

— Да, — буркнула поддельный менеджер.

Старший оперуполномоченный отдела собственной безопасности полиции Николай Васильевич Бойков, служивший родине в чине майора, еще раз глянул в зеркало и перестроился в левый ряд.

— А вообще, как у него?

— Рыцарский замок. Не хватает только медведя на цепи и лошадей в конюшне.

— Тоже мне, граф де Ля Фер…

Сантана, как и большинство состоятельных господ, начинал с малого предпринимательства — в девяностых, сколотив коллектив, обкладывал данью ларьки и заведения общепита. Поднявшись на ноги, попытался перейти к более серьезным вещам — углеводороды и лес. Но в процессе окучивания данной грядки был посажен на три года по политическим мотивам. После освобождения бизнес не бросил. Бензиновый рынок, увы, был застолблен, соваться туда смысла не имело, и тогда Аркаша решил заняться более перспективной и актуальной темой — распилом городского бюджета. Для чего снова сколотил коллектив. Но уже не столько из спортсменов, сколько из чиновников, в том числе носящих погоны. По его протекции назначался вице-губернатор, отвечающий за денежную отрасль, например ремонт дорог. Ну а дальше по отлаженной схеме. Тендер — перевод средств — отчет — рыцарский замок. Если кто-то чем-то был не доволен или протестовал против тендера, подключались спортсмены.

Но все это бездоказательные грязные слухи. А дороги мы ремонтируем. Просто у нас климат плохой.

Бойкова, прежде всего, интересовали члены коллектива, носящие погоны. Но совместная пьянка с рыцарем в даже очень дорогих ресторанах — это не повод для серьезного преследования. Нужно что-то более конкретное.

— Слушай, а крем настоящий? Или фикция?

— Не задавай идиотских вопросов.

Света злилась не только от того, что ничего не смогла узнать. И не потому, что выполняла, в общем-то, бесполезное задание. К этому она привыкла. Многим действительно нужна формальная отписка в дело. Показать активную работу.

Она злилась совсем по другой причине. Этот гад Бойков ничего, совершенно ничего не сказал по поводу ее новой прически. А она старалась, на салон потратила кучу времени и денег. Хоть бы для приличия комплимент сделал! А он про крема.

Крема, к слову, были настоящими. Пять лет, проведенных Светой в оперативно-поисковом управлении, не прошли даром. Она научилась обставляться. И сейчас, перейдя в ОСБ, а точнее в отделение специальных разработок, на полную использовала свой богатый опыт. Сетевой маркетинг — довольно удобный способ проникнуть в любое жилище для получения информации. Иногда достаточно позвонить человеку по городскому телефону и предложить косметику. Как, например, сегодня. Могут, правда, и послать, тогда в ход пойдет иная легенда. На случай, если человек решит перезвонить и проверить, оставлялся телефон диспетчера. Да и лишний заработок не огорчит. Приказами такой бизнес запрещен, но умный начальник поймет и простит. А их начальник не слыл дураком.

И даже в мелочах она старалась не фальшивить. Поэтому «поторговалась», прежде чем сесть в машину. И забралась на заднее сиденье. За ней могли наблюдать. Сантана не только в игрушки телефонные умеет играть. Иначе не жил бы в рыцарском замке.

Однако!.. Никаких знаков внимания! Ни одного! Словно она инструмент! Задание — отчет — новое задание!

Почему такая несправедливость? Чем она хуже других Колькиных барышень? И не уродка вроде. Что ему надо?

Как всякий опытный разведчик, Светочка всегда имела запасной вариант:

— Ой, Коль… Мы мимо меня поедем… Мистика какая-то. Я тогда пришла из кино, а холодильник сломался.

— И что тут мистического?

Loading...