Немой

НемойИван Лаврентьев

Немой

1.

- Ну, что? Очухался? - передо мной стоял, воняя давно немытым телом и нестиранной одеждой, совершенно отвратный тип. Среднего роста, тощий и нескладный, он был одет в коротковатую для него серую куртку-штормовку и синие засаленные джинсы. На вытянутом лице, заросшем клочковатой неопрятной бородой горели злобой и непонятным страхом, дикие серые глаза. В правой руке мужик держал большой пистолет АПС. Где и отрыл такой?

Мой мучитель оглянулся вправо, где на расшатанном табурете сидел мужчина кавказской внешности, одетый в чистый камуфляж «флора».На ногах красовались начищенные ботинки с высоким берцем, на полу между колен, разложенным прикладом вниз, стоял новый автомат АК 105. В отличие от стоявшего возле меня мужика, кавказец явно за собой следил, борода коротко пострижена и причесана, и даже ботинки почищены. Поймав взгляд, «вонючки», как я окрестил первого, «камуфляжный» коротко кивнул, и мужик сразу же, как по футбольному мячу, пнул меня ногой в бок. Получилось не то, что бы больно, ноги у него были обуты в кроссовки, да и силы особой не было, но я сразу завалился набок, на грязный бетонный пол, и позволил себе немного оглядеться.

Находился я в небольшом кирпичном гараже, сейчас пустом, лишь справа от меня стоял большой стол, с какими-то ящиками, да возле ворот на табурете сидел кавказец.

- Так вот, дружище! Крови ты нам выпил немало, соплячку твою парни тоже скоро изловят, так что, раз говорить ты не можешь, идешь ножками и показываешь свою берлогу, где и нашего добра, поди, немало попрятано, - с этими словами «вонючка» снова пнул меня в бок.

Я в ответ лишь коротко кивнул и сел на пятую точку. Голова уже почти не шумела, лишь в левом виске пульсировала тупая боль. Руки, как я понял, были смотаны проволокой у меня за спиной. И судя по всему, проволоку использовали алюминиевую, так как она потихоньку стала слабеть, в ответ на мои активные действия кистями рук.

- Сивый, не бей его больше, лады, - подал голос кавказец, - он еще до места дойти должен, сейчас парни подтянутся, и тронемся, вон дай воды ему лучше, пусть пооклемается. Говорил «камуфляжный» на русском языке чисто, без какого либо акцента.

Я позволил себе встать, и опереться на стену, чтобы восстановить кровообращение в затекших ногах. Вонючий Сивый, взял со стола пластиковую бутылку без этикетки, отвинтил крышку, и, подойдя ко мне, поднес бутылку к моему рту со словами: «пей, упырь». Я сколько было возможности, крутанул запястья, и почувствовал, что руки свободны. Резко выбросил вперед правую руку, схватил Сивого за его опущенную вниз правую руку с пистолетом, и резко дернул на себя. «Вонючку» развернуло в мою сторону, я шагнул ему за спину, и, обхватив левой рукой за шею, прижал к себе, в полной мере ощутив при этом исходящие от Сивого ароматы. Далее я без труда перехватил АПС из задрожавшей руки «вонючки». Откинутый вниз флажок предохранителя я увидел ранее, когда Сивый меня пугал, поэтому мне осталось просто навести пистолет на кавказца, и нажать на спуск. Раздался щелчок, но выстрела не произошло. «Камуфляжный» с похвальной быстротой перекатился с табурета вбок, и направил на меня ствол автомата. Но в это время, Сивый, направленный моим пинком, буквально летел в сторону кавказца, и принял на себя, предназначенные мне пули. Я по дуге подбежал, к не в меру ретивому кавказцу, и что было сил, смачно ударил его рукояткой пистолета по виску.

Beat the pants off someone! Руки от избытка адреналина ходят ходуном, ноги подкашиваются. Надо собраться и валить отсюда. Вытащив магазин из рукояти АПС, я увидел, что патроны там отсутствуют. Нет, ну не уроды ли! Зато у кавказца все было в полном порядке, в быстром темпе я перецепил на себя снятый с него синтетический ремень с подсумком. Пистолет тоже сунул в карман, так на всякий случай. Больше ничем полезным карманы пленителей меня не порадовали, поэтому я, сменив магазин в автомате на полный, потихоньку вышел наружу через узенькую дверь.

На улице уже вечерело, я поводил стволом автомата в стороны. Мчавшихся на выручку безымянному кавказцу парней нигде не было видно, поэтому я решительно шагнул вперед.

- Бросай оружие!Сдавайся!!! - Заорали с крыши дурными голосами. Подняв голову вверх, я увидел на невысокой крыше гаражей несколько фигур, в камуфляже и полной боевой экипировке. Фигуры орали и грозно направляли в мою сторону стволы автоматов.

Да сэр! Сегодня явно не мой день.

 

2.

Думаю, что стоит разобраться, почему мне пришлось участвовать, в столь, безусловно, достойных сочувствия событиях.

Для начала представлюсь, меня зовут Николас Паркер, тридцати шести лет от роду. Проживал до недавнего времени в городе Харлингтон, штат Техас. Соединенные Штаты Америки, если кто еще не догадался. Так уж вышло, что после школы поступить в колледж у меня не получилось, и я пошел в армию, в благословенный богом Корпус морской пехоты США. В этом, вне всяких сомнений, достойном месте службы, мне довольно быстро выбили из головы всю юношескую дурь, и помогли набраться простой житейской мудрости, которая, по словам ганнери-сержанта Уокера сводилась к следующему: «не суй свой нос, куда собака свой член не сует, и все будет отлично».

Вдоволь помотавшись по Ираку и Афганистану, я, что впрочем, не удивительно, получил сразу несколько осколочных ранений, и вылетел в отставку в звании капрала.

И вот, после выписки из военного госпиталя, я уже два месяца не могу найти себя в родном городе. С работой не то, чтобы очень получается, как то не востребованы в мирной жизни, полученные мной за годы службы навыки и умения. В принципе, тех денег, что ежемесячно платит мне дядя Сэм, вполне хватает на жизнь и оплату счетов за мою однокомнатную квартирку, но бездействие откровенно напрягало.

В этот, день, отправив на работу, ночевавшую у меня Салли (хорошенькая, между нами говоря, девушка), я как обычно сварил себе кофе и уселся в кресло перед телевизором, чтобы получить утреннюю порцию лапши на свои уши. Ничего нового, собственно, я не услышал: ВКС русских успешно раздолбали очередной оплот ИГИЛ в Сирии, продлен срок антироссийских санкций, успешно действует транснациональная корпорация в свободной экономической зоне в России. Вообще, русские занимают почти все эфирное время, отведенное на новости.

В прихожей раздался звук упавшего металла, и чьи-то приглушенные ругательства. Салли, часто называла меня параноиком, так как дома я использовал простую, но эффективную сигнализацию, на швабру одевал пустую кастрюлю и прислонял к двери, которая

Loading...