Еды принесли целый поднос - видно, стражник не мелочился, выполняя мой приказ. Головки острого сыра, трех колец колбасы и каравая хватило бы, минимум, на троих.

  - Еще что-нибудь, госпожа?

  - Да, - уставилась я на солдата, - приборы, пожалуйста.

  Тот непонимающе уставился на меня.

  - Приборы, столовые. Ножи-вилки. - Чуть не рассмеялась, вспомнив Тимара. - Вот же... казарма! Кинжал хотя бы оставь, чем я все это богатство буду резать? Портняжными ножницами?

  Зло покрасневший солдат отстегнул кинжал, и, неуклюже поклонившись, сбежал, пока взбалмошная девчонка еще чего-нибудь не захотела. Дурак.

  Громко оповестив стражу, что собираюсь наводить красоту, приказала, чтобы меня не беспокоили. Завернула еду в тонкое полотно, сложила ее в сумку, а сверху добавила лекарств. Кажется, все. Одежда, конечно, тоже бы не помешала, но где ее взять?

  Во дворе загомонили.

  Я бросилась к окну в гостиной, пытаясь рассмотреть происходящее сквозь кружево гардин. Вон Йарра - высокий, худой, он выделяется в толпе разряженных придворных, как ворон среди павлинов. Лицо нейтрально-услужливое, но между бровями хмурая складка. Я точно знала, что он не сторонник развлечений князя - полноватого мужчины с тонкими усиками, обрамлявшими капризно изогнутую верхнюю губу.

  Увидев мастифов, натасканных для охоты на людей, я сглотнула. Сидя, эти псы были почти с меня ростом. Надеюсь, они не имеют отношения к Лесным тварям, потому что иначе я пропала. С одним кинжалом, против всей своры - отличный способ самоубийства.

  Сорела освободили от колодок, подтащили к князю. Тот что-то сказал юноше, похлопав его по щеке ладонью. Меня передернуло, когда я вспомнила, как эти липкие руки касались меня во время танца.

  Дальше я не смотрела. Выбросила сумку в окно спальни, выходившей в сад. Спрыгнула сама, выставив руки, чтобы смягчить удар. Оправив платье, на случай, если кого-нибудь встречу, зашагала по боковым тропинкам к леваде, где со вчерашнего дня гуляли неприкаянные кони. Рыжий жеребец, уже знакомый со вкусом флера, быстро отозвался на зов.

  Я навьючила на него сумку и повела к реке, окаймляющей сад. Насколько я помню окрестные ландшафты, единственное место, где можно спрятаться от охоты - скалы в нескольких лигах южнее. Готова поспорить, Сорел отправится именно туда.

  *

  Я едва не опоздала. Помню, как внезапно ослабели руки, когда я увидела окруживших Сорела псов. Швырнула флер, превращая дрессированных убийц в слюнявых щенков.

  - Кто ты? Ты ведь не принцесса, верно?

  - Верно. Я Лира, ты знал меня как Лауру Орейо. Помнишь маленькую девочку, которую ты опекал в замке Йарры?

  - Ты?!.. Все остальное тоже было ложью?!

  - Прости, Сорел, - отвернулась я. - Если сможешь - прости, если нет, хотя бы не проклинай. У тебя есть три дня, чтобы добраться до Меота. Я уведу охоту.

  Не глядя больше на парня, я спустилась к реке и побежала по мелководью, следя, чтобы мастиффы оставляли четкие, хорошо различимые следы. Обернулась я только один раз, чтобы сделать благословляющий знак вслед всаднику на рыжем коне.

  Охоту я водила за нос до самых сумерек. Я еще никогда так не выкладывалась, используя флер, чтобы заглушить вбитую в собак преданность хозяину и рефлекторное желание выполнять команды, подаваемые рогом. Уже ночью, когда предгрозовая духота стала невыносимой, а я окончательно выбилась из сил, я оставила псов в узкой расселине между скалами, велев им сидеть тихо. Мрачно улыбнулась, представив реакцию князя на пропажу любимой своры. Нет, псов, конечно, найдут, но не раньше завтрашнего дня - я завела охоту далеко в горы, где конному не пройти. А пешком, по cкалам, ночью, с лошадьми на поводу, в сапогах на тонкой подошве... Может, заплутают? Хотя на такую удачу я не рассчитывала - чувство направления у Йарры было лучше, чем у намагниченной иглы.

  Брань князя оглашала округу на несколько лиг. Каких только кар он не обещал псарям, если собаки не найдутся! Во время забега вдоль реки, карабкаясь в горы, я заставляла вожака подавать голос каждые двадцать-тридцать минут, а теперь псы молчали уже несколько часов. Мысленно пожелав удачи преследователям, я обошла их по широкой дуге и волчьим скоком - сто шагов бегом, сто быстрым шагом, направилась обратно к замку.

  2

  Никто не заметил моего отсутствия - стража рассудила, что принесенной еды вполне хватит на сутки, а обдурить княжеские караулы оказалось проще простого. Даже не ожидала. Но устала, как собака - когда я взбиралась по карнизу в свои покои, чуть не свалилась - руки свело, а ног я уже давно не чувствовала. Да и голова плохо работала, чем иначе объяснить брошенные в ванной лохмотья? Уже задремав, я подскочила на кровати и, оскальзываясь, бросилась к остаткам платья, разорвала его на лоскуты и оставила тлеть в камине. Завернулась в одеяло, как в кокон, и провалилась в мертвый сон. Я не слышала ни стражников, колотивших в дверь, ни того, как они, порядком поспорив, вошли все же в покои, проверить, почему я молчу третьи сутки, ни раскатов грома, от которых раскачивалась люстра, ни шума ливня, ни даже криков во дворе, оповещающих о возвращении князя.

  Проснулась от того, что с меня грубо содрали одеяло, едва не сбросив с кровати.

  - Ты что себе позволяешь, дрянь?! - Раздалось над ухом.

  Испуганно охнув, я отпрянула от нависшего надо мной графа. Во мраке комнаты, освещаемой лишь вспышками молний, он был похож на ожившую статую Темного - угловатые костлявые плечи, облепленные насквозь мокрой одеждой, полные ярости, горящие ледяным серебром глаза. Татуировка на его груди не светилась - прожигала рубашку.

  - Я сутки князя по горам водил, чтобы дать тебе, идиотке, время уйти от псов! Ты чем думала, а?! Задницей? Спасительница хренова! Я шесть амулетов перевел, чтобы притянуть грозу!

  Я забилась в угол кровати, с ужасом глядя на беснующегося графа.

  - Сейчас тебя, шильду лярвину, по всему графству ищут! Князь грозится того, кто испортил его псов, в масле сварить! Собаки чуть с ума не сошли, когда унюхали меня! МЕНЯ!

  Йарра схватил меня за щиколотку, рывком подтянув к краю матраса. Его пальцы больно впились в плечи, заставляя меня встать на колени.

  - Если бы Луар их не отправил к магу, - зарычал граф, - в глаза смотри, курва! Если бы Луар не отослал собак к магу, они бы весь замок разнесли, прорываясь к тебе!

  От хлесткой пощечины я свалилась на подушки лицом вниз. Граф вывернул мне руку, заставляя подняться.

  - Ты, дура, сейчас живьем бы варилась!

  Йарра оттолкнул меня, и я только сейчас заметила, что он мнет в кулаке лоскут желтого шелка. Плюнув, граф прошел к камину, поворошил угли, и грязно выругался, швыряя в каменное жерло зажигательный амулет.

  - У тебя ума не хватило даже чтобы сжечь платье!

  Полыхнуло так, будто в камин плеснули масла. Яркое пламя загудело, пожирая дрова и остатки лохмотьев. Некоторое время в комнате было слышно лишь шум ливня. Я сидела, завернувшись в одеяло, и мечтала о том, чтобы графа вызвал князь.

  Йарра отряхнул руки и повернулся, зло щурясь.

  - Я знаю, о чем ты сейчас думаешь, - протянул он, снимая мокрую рубашку через голову. Его лицо перекосила презрительная ухмылка, радужка глаз совершенно потеряла цвет от едва сдерживаемой ярости. - Что я не позволил бы князю тебя тронуть. Что перерезал бы псов, но не позволил им тебя выдать.

  Граф остановился у кровати, пристально глядя на меня. Я отползла к противоположному ее краю, с ужасом понимая, что значит его плотоядный взгляд. На мне не было ничего, кроме пары шерстяных носков, которые я натянула прежде, чем уснуть.

  - Я ведь угадал, Лира?

  Я замотала головой.

  - Нет!

  - Маленькая лгунья...

  Йарра медленно, но верно загонял меня в угол, приближаясь. Вскоре у меня за спиной осталась только стена.

Loading...