В Рай костюмированные трупики

Отправляли под сердобольных рыдания.

Крематорщик кочергою покручивает,

Читает предсмертные высокопарные назидания.

Из морга пришла третьеклашек экскурсия -

Ботаничка беспринципная устроила за тройки.

У малюток сознание в состоянии рекурсии:

Трещётка теории в трупной помойке…

Однако, затишье застыло внезапно:

Огонь и движенье – азы гипнотранса.

На ленту к кротам забралась поэтапно

Эльвира – заучка и староста класса.

Подруга Эльвиры с ободранным ранцем

Шагает за нею на адский конвейер.

Морщинистый лик, озарённый багрянцем -

Плетёт ахинею старик Дроссельмейеров.

Полкласса в печи вперемешку с кротами.

Хорошая вытяжка – снаружи спокойно.

Никто не кричит, тишина за стенАми,

Да и в самом морге на вид всё пристойно.

ПС: Лучше воспринять как хэллоуинскую страшилку.

/6.02.14 в 3:36/

Неубиваемость драконов.

Прискорбно присмотревшись к исторической дали,

Всплываешь над мутью донной информации:

Покорно натерпевшись канонической морали,

Упиваешься сутью бесплотной субстанции.

Удобно  из мира убрать, надсмехаясь, стада людей.

Как непрестижно пасти баранов, кормить свиней!

Как неуклюжи на светских балах сталелитейщики!

И как утюжат друг друга в барах ЖД-путейщики!

И вот гончар врёт свинопаске, что он банкир.

Рыбак же расточает сказки про «свой трактир».

Стыдливо прячет в кинотеатре заплатку шорт

Кондитер нищий, всем известный как «Кислый Торт».

Шаблонной вилкой «благородство» и «моветон»

Трудягам рвут с особым скотством судьбы картон.

Ты неудачник, не адекватен, ты изгой,

Тебя тут слишком миллионы, ты кто такой?!

Казалось бы, пройдите к верху, вперёд из комы:

Пусть будет стыдно человеку с дворцеподобным домом,

Пусть праздность станет неприлична,

Доход пассивный – вне закона…

Пока герой, всего достигший,

Не станет следующим  Драконом.

/11.02.14 в 17:15/

Маркетинговая славянофилия.

Слыл славным слепком левых славянизмов

Савелий – сувенир/славянофил,

Корюзлым старорусским анархизмом

Корячил амплуа по мере сил.

Его ррруско-беррёзное рычанье

Умиленно-легко вводило в пляс.

Брутальное пространное рыданье

Скрепляло когнитивный диссонанс.

Кокошник на кудрях, в руке секира –

Продюсер зря уволил консультанта.

Уловками в волнах телеэфира

Не скрыть курьёз идейного мутанта.

Савелий ещё мямлил про крестьянство,

Сулил елей полей по санаториям Башкирии,

Но вскоре по-славянски он увлёкся пьянством

И патефонной записью «Полёт Валькирии».

/14.02.14 в 2:46/

Карибская криминальная.

В три-девятом Мекси-царстве,

В три-десятом Колумбарстве

Жил в хоромах хитрый дон –

Героиновый Барон…

То ли мелкий, то ли крупный -

Синдикат создал преступный,

Он наносит нам урон -

Героиновый  Барон!

Поступило сообщенье,

Что хиреет населенье.

Истребляет миллион

Героиновый Барон…

То ли мелкий, то ли крупный,

До корней волос преступный.

Он наносит нам урон -

Героиновый  Барон!

Пусть блокируют границы,

Пусть бунтуются станицы -

У Барона самолёты,

У Барона вертолёты!

То ли мелкий, то ли крупный

Синдикат создал преступный,

Авто-бизнесу урон -

Героиновый  Барон!

Протрезвели мекси-царцы,

Протрезвели колумбарцы,

Разгромили Синдикат -

Нарко-дилеры сидят!

А Барон пробился в мэры,

Порицает браконьеров,

Чемпион-хамелеон –

Героиновый Барон!

/18.02.14 в 2:39/

А там уже Опра!

Дородная кобра по прозвищу Опра, прозревши, взросла над собой.

Скипетр из кофра забросила в торбу, монаршей сверкнув чешуёй.

Ползла по эфирам каналов центральных, ввергала речами в восторг.

Шипящая кобрища Оприща сальных друзьям не жалела острот.

Пирует Просперо – простой португалец – корова пророчит приплод!

Настойка стекает по перстню на палец, в экране бормочет урод.

Супруга Просперо – испанская баба – на мужа замаслила взор,

Шкворчит барбекю на углях баобаба, к оливкам прильнул помидор.

На пиршество прут к благородному дону три табора кровных друзей:

Стяжали вершины аграрных законов и праздника жаждут скорей.

У Педро прекрасно растут мандарины – пятьсот урожаев за год.

Десятую двойню рожает Матильда, не думая делать аборт.

На драповой скатерти фрукты и мясо, звенит между речью хрусталь.

Для смугленькой младшенькой есть маракасы, матроне подкатят рояль.

Гремящее форте сливается с басом: о мире народная песнь.

Щемящим сопрано стремится к Парнасу стоглоточная полуересь.

Серьёзные лица красны в полумраке, добрищем сверкают глаза.

По крови струится брожёного злака борзая энергокоза.

Энергия злаков не трогает чресла, безвольно провиснет рука,

Но челюсть способна болтать безумолку, и мозг видит всё свысока.

Небище трепещет сокровищем звёздным, Луна – голова у горы.

Припевы трудней, прерываются грозно, и паузы  - как топоры.

Примолкли аграрии, смотрят в надежде на вяло зудящий экран,

А там уже Опра, а там уже Опра, а там уже Опра, а там!

/20.02.14 в 0:10/

Мародёры души

На руинах теорий весомых, где хозяин был в голове,

Распоясался демон бездомный, лики модные выдав толпе.

И как свиньи несутся к обрыву, стадо бесов приняв на себя,

Так беснуется медиа-диво, стариков и детей не щадя.

Мы прокрутим в замедленном трансе дикий бег, приковавший стада,

И в жестоком судьбы реверансе распахнутся слепые глаза.

На какие уловки экранов разеваются юные рты?

И в каком таком стаде баранов ощутишь себя по уши ты?

Перво-наперво – прелюбодеи. В новых масках на старых грехах.

Выставляют свой пах как идею, залезая к подростку в IPad.

Во-вторых, мизансцена правленья. Замечательно сыгранный фарс.

Хочешь – царь, хочешь –Буш, хочешь – Ленин. Мы заплатим, раз «выбрали» Вас.

Мы заплатим и в-третьих, и в-пятых. Ведь так принято у басурман!

Наблюдать Иесуса распятым стало стильным у «новых христиан».

В оболочке циничных сарказмов нам сладка дерьмоносная суть.

Мы сосём её жадно с экранов, чтоб пустоты души затянуть.

Loading...