Леонид Млечин

РУССКАЯ АРМИЯ МЕЖДУ ТРОЦКИМ И СТАЛИНЫМ

Русская армия между Троцким и Сталиным - i_001.jpg

От автора

Первый советский верховный главнокомандующий прапорщик царской армии Николай Васильевич Крыленко говорил в 1917 году:

— Только теперь, когда волею революции мне пришлось близко столкнуться с механизмом старой власти в Ставке и в военном министерстве, я смог в достаточной степени оценить, как мало стоила в глазах этих господ человеческая жизнь, как легко они играли жизнью русского солдата.

Крыленко с горящими глазами тогда поклялся:

— Прошло то время, когда солдаты были только пешками в руках титулованных вершителей судеб, баловней счастья, поднимавшихся на верхи власти капризами или улыбкой власть имущих…

Увы, власть сменилась, а русская армия так и осталась заложницей бесконечной политической борьбы между власть имущими. И никто из вершителей судеб никогда не жалел крови русского солдата. Красная армия выиграла все войны, которые она вела, но какой ценой!

Большевики — до того, как они взяли власть, — не собирались ни воевать, ни иметь армии. Им пришлось создать Красную армию на обломках вооруженных сил императорской России, чтобы удержать власть, которая им так легко досталась в октябре 1917 года.

Одержав первые победы в Гражданской войне, новые хозяева страны вошли во вкус. Они начали выяснять отношения уже между собой, превращая недавних соратников во врагов и испытывая желание решать любые споры с помощью силы. Человек с ружьем стал главным и наиболее убедительным аргументом в острой политической борьбе, которая, не прекращаясь, шла в правящей верхушке страны.

Красная армия почти с самого начала оказалась заложницей взаимной ненависти Иосифа Сталина, и Льва Троцкого.

Борьба этих двух вождей Советской России определила не только личную судьбу почти всех сколько-нибудь крупных военачальников, но и судьбу самой армии, а по существу и страны в целом.

В этой борьбе Сталин довольно быстро одержал победу над Троцким. Но эта победа оказалась пирровой для армии. Руководство страны привыкло рассматривать вооруженные силы как инструмент прежде всего завоевания и сохранения власти, а не защиты государства от внешнего врага. Власть боялась армии и не доверяла военным.

Книга, которую вы держите в руках, посвящена созданию новой российской армии и людям, которые ее сформировали; их портреты даны на широком фоне бесконечных политических дрязг, интриг и схваток в Кремле и за его пределами.

Самое известное высказывание немецкого военного теоретика XIX века Карла Клаузевица гласит: «Война есть продолжение политики другими средствами». Но ему по существу возразил Жорж Клемансо, который век спустя дважды становился премьер-министром Франции. Он говорил: «Война — слишком серьезная вещь, чтобы доверять ее военным».

Так в нашей стране и получилось.

Красную армию создали люди, ненавидевшие войну и военную службу.

Из шести героев этой книги, первых руководителей Вооруженных сил Советской России, трое сами никогда не служили, а еще трое от души презирали воинскую службу. Но именно они создали мощную армию и разгромили блистательных генералов и адмиралов, профессиональных военных, которых всю жизнь учили воевать и побеждать.

Из этих шести троих расстреляли, одного зарубили топором, один погиб в результате неудачной хирургической операции, и лишь одному посчастливилось умереть в своей постели. Четверо несколько десятилетий числились врагами народа, один из них и по сей день многими считается ненавистником России.

Но и к двум другим, которых репрессии обошли стороной, история была немногим милосерднее; вместо подлинной истории их жизни — сплошные мифы. Не развеяв их, трудно понять историю нашего государства.

Прошлое нашей армии сказывается и на ее сегодняшнем положении. Проблемы вооруженных сил России объясняются не только тем, что оборонный бюджет недостаточен. Заложенные героями этой книги принципы военной политики и армейские традиции живы и по сей день; благотворные позволили армии сохраниться, пагубные — корень многих бед нынешних вооруженных сил.

Глава первая

ВОЕННЫЙ МИНИСТР НЕ ЛЮБИЛ ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ

ВЛАДИМИР АЛЕКСАНДРОВИЧ АНТОНОВ-ОВСЕЕНКО

Распад старой армии

26 июля 1914 года император Николай II в Зимнем дворце произнес речь, означавшую, что страна вступает в мировую войну:

— Германия, а затем Австрия объявили войну России. Тот огромный подъем патриотических чувств, любви к родине и преданности престолу, который как ураган пронесся по всей земле нашей, служит в моих глазах и, думаю, в ваших ручательством в том, что наша великая матушка Россия доведет ниспосланную Господом Богом войну до желанного конца…

Мы не только защищаем свою честь и достоинство в пределах земли своей, но боремся за единокровных и единоверных братьев-славян… Уверен, что вы все, каждый на своем месте, поможете мне перенести испытания и что все, начиная с меня, исполнят свой долг до конца. Велик Бог земли Русской…

Произнося эту речь, последний российский император конечно же не подозревал, чем кончится война для страны, для него самого и всей его семьи.

После первых двух лет войны воодушевление и восторг испарились. Многие стали терять веру в справедливое дело родины, особенно когда война стала превращаться в войну техники. Молодежь чувствовала себя удручающе — залитая кровью земля, гниющие на поле боя трупы, ядовитые газы, от которых нет спасения.

С 1916 года появляются пацифистские идеи, утопическая вера в достижение всеобщего мира, в братание, во всеобщее обновление. Люди стали верить в возможность преобразования общества, думали, что после окончания войны исчезнет дух ненависти и восторжествует всеобщее братство. Без Первой мировой в России не было бы революции 1917 года…

Первая мировая война разрушила четыре империи, она стала катастрофой для Европы, послужила причиной нескольких революций и еще более кровавых войн.

И как странно вспоминать сейчас, что, когда в августе 1914 года началась та война, ей радовались. Люди с восторгом отправлялись на фронт, потому что они хотели воевать…

* * *

Долгая и кровопролитная война постепенно разрушила российскую армию. С лета 1914-го и до осени 1917 года всего было мобилизовано почти шестнадцать миллионов человек. Из них около тринадцати миллионов, то есть подавляющее большинство, были крестьянами, которые не очень понимали, за что они должны идти воевать. Введенный в стране сухой закон вызвал настоящие бунты, потому что мобилизованные в армию не могли устроить положенные проводы. Будущие солдаты в поисках спиртного громили магазины и склады и проклинали власть.

Армия понесла серьезные потери — убитыми, ранеными, попавшими в плен. Неудачи на фронтах, слухи о немецком заговоре в дворцовых кругах подорвали не только репутацию императора, но и боевой дух вооруженных сил.

Николай II вступил в войну, руководствуясь сложными геостратегическими расчетами, а его солдаты, вчерашние крестьяне, думали о другом: передадут после войны крестьянам землю или нет? Никакие другие ценности, кроме земли, для крестьянина не имели значения. А из дома солдаты получали письма, в которых родители и жены жаловались на реквизиции хлеба, проводившиеся царским правительством, на то, что без мужчин невозможно прокормить семью…

Постепенно армия, как и большинство народа, прониклась ненавистью к императорской семье. В феврале 1917 года никто в вооруженных силах России и пальцем не пошевелил, чтобы спасти монархию.

23 марта 1917 года один из профессоров Московской духовной академии записал в дневнике:

«Тысячи революционеров не уронили так самодержавие, монархию, трон и династию Романовых, как эта германка (имеется в виду жена Николая II императрица Александра Федоровна, урожденная Алиса Гессен-Дармштадтская. — Авт.) со своим гнусным Распутиным, со своим германизмом, со своей сумасшедшей хлыстовщиной, со своей отчужденностью от России и чуть ли не изменами в пользу Германии, отчужденностью даже от всех членов царского дома и чуть ли не с манией величия.

Loading...