Можно сказать: «Ну и что? Ежегодно на суше и на дне моря происходят извержения вулканов». Кусок лавы— это не абсолютное доказательство. И все-таки об Атлантиде не забывают. В 1979 году в газетах мира вновь замелькали сообщения об открытии легендарной, хотя и затонувшей земли. На этот раз воспользовались даже фотоснимками склонов подводной горы Ампер, которые были сделаны с борта научно-исследовательского судна «Московский университет». На фотоснимках запечатлены остатки искусственных сооружений. Без сомнения, их возводили на суше, которой сейчас уже нет. Но Атлантида ли это?

Теперь со дна морского поднимаемся в горы Америки. В Кордильерах мексиканский ученый Гарсиа Пайона нашел на высоте 5700 метров развалины двух хижин. Рядом с ними прибрежные осадки, ракушняк, следы деятельности моря. Геологический подъем этого района произошел более 10 тыс. лет назад.

Лауреат Нобелевской премии Уиллард Либби внимательно изучил результаты множества радиоуглеродных анализов подобных археологических находок и пришел к парадоксальному выводу: «Примерно 10400 лет назад следы человека внезапно исчезают… Полученные пока факты как будто свидетельствуют о том, что именно на этом рубеже происходит какой-то перерыв в последовательности».

Сравнительно недавно в Антарктиде пробурили ледяную толщу на глубину полутора километров. Обнаружили вулканический пепел. Его возраст около 8—12 тыс. лет до н. э. Видимо, тогда на Земле повсюду происходили геологические катастрофы. Любопытно также, что точка отсчета солнечного календаря Индии — 11 652 год до н. э., календаря народности майя— 11 653 год до н. э. Казалось бы, мы привели различные факты и предположения. Все разрозненно, цели исследований разные. Но есть в них удивительное совпадение. Конец и начало загадочных событий. В целом они совпадают по времени. Нельзя ли предположить, что именно тогда был период бурных преобразований на нашей планете? С ними связаны последнее оледенение, гибель так и неоткрытой Атлантиды, быстрое исчезновение мамонтов. Да и древние люди как бы заново начали отсчет своей культурной истории с тех времен.

Но кто знает? Может быть, это лишь удачно собранные в одну цепочку, но отнюдь не совпадающие звенья событий. Новые открытия позволят в будущем все объяснить иначе. Ведь не случайно немецкий философ Артур Шопенгауэр говорил, что «каждый принимает конец своего кругозора за конец света». Тем более, если этот кругозор окутан туманом далекого прошлого.

Всесозидающее солнце

Туда луч Солнца не проникает. И все-таки земные недра неразрывно связаны с преобразующей силой космического светила. Недаром подземные залежи угля называют «кладовыми солнечного камня».

Не было бы Солнца, не возникли бы в глубинах планеты многие полезные ископаемые. А может быть, и вся каменная оболочка планеты была иной. Ее основа — граниты и базальты, вероятно, имеют отношение к далекому небесному источнику тепла и жизни. Конечно, возразить тут нетрудно. Любой учебник геологии утверждает: эти горные породы — результат застывания расплавленных масс подземных глубин (магмы). И факты вроде бы не дают повода для сомнений. Базальты плавят в заводских печах. Получают базальтовое литье. Тот же мелкокристаллический камень, но требуемой нам формы. Можно превратить в расплав и граниты. Сложены они из кристаллов кварца, полевых шпатов, слюд и некоторых других минералов. Неспешное застывание магмы способствовало росту крупных кристаллических зерен. Поэтому само название «гранит» не случайно происходит от латинского слова «гранум» — зерно.

Семейство гранитов многообразно. Серые и розовые камни Ленинграда, прочно укрепившие болотистые берега Невы, — это граниты. Постамент Медного всадника и Александровская колонна — тоже граниты, образованные из прочно спаянных между собой небольших зерен минералов.

Но иногда такие «зерна» превращаются в настоящие глыбы. Находят кристаллы кварца в рост человека, полевого шпата размером с большую комнату, пластины слюды, способные закрыть витрину современного магазина. Они тоже составная часть разновидности гранитов— пегматитовых образований. Тайну их происхождения старательно изучал на Южном Урале академик А. Е. Ферсман. Александр Евгеньевич установил, что глубинная магма проникала в трещины в земной коре, где застывала при температуре 400–700 °C. Эти трещины заполнялись минеральными зернами, которые росли, кристаллизовались, чем-то напоминая по форме и расположению древние египетские иероглифы. Иногда в просторных пустотах возникали огромные кристаллы.

Итак, изначально граниты произошли из магмы. Это привычное утверждение. А может быть, они прячут в себе былые биосферы? Такую мысль высказывал еще учитель А. Е. Ферсмана — выдающийся естествоиспытатель Владимир Иванович Вернадский.

Привычные для нас массивные камни когда-то были песком и глиной, почвой, на которой росли деревья и травы. В общем, они представляли собой составную часть земной биосферы. Со временем все это оказалось погребенным под отложениями последующих геологических эпох. В глубинных недрах эти «остатки» переплавились в массы, из которых потом возникли граниты, отдав планете дополнительную энергию Солнца. Ту, которую впитали в себя, будучи поверхностными образованиями.

Еще более смелое предположение высказали советские ученые Н. В. Белов и В. И. Лебедев. Некоторые минералы, оказавшись на поверхности, тоже превращаются в копилки солнечной энергии. Например, алюминиевые. Исследователи с помощью современных приборов сумели заглянуть во внутреннее строение минералов. Оказалось, что в полевых шпатах расстояние между атомами в кристаллической решетке невелико. А вот в глинах оно гораздо больше. Какая же сила сумела раздвинуть атомы? Наверное, солнечная энергия. Оказавшись вновь в глубоких недрах, глина преобразовалась в полевой шпат. Кристаллическая решетка сжимается, выделяя ранее накопленную энергию космического светила.

Может быть, не только внутренние силы планеты, но и внешние таким образом участвуют в действии подземного «котла»? Происходит извечный круговорот в материальном мире. Он постоянно преобразует и хранит свое природное творение — Землю.

«Вулканов циклопическая кухня»

Вера Инбер — известная советская поэтесса. Специально вопросами происхождения полезных ископаемых не занималась. Но прочтите строки ее стихотворения:

Здесь, если их попробовать надрезать,

Еще земные корки горячи,

Горячими солями и железом

Пропитаны подземные ключи,

Еще печет и варит — не потухла

Вулканов циклопическая кухня.

Такое художественное описание в чем-то близко и к современным воззрениям ученых. Большинство из них считает: многие твердые полезные ископаемые, особенно руды, возникли из горячих расплавов и растворов. Да что современные ученые! Подобное убеждение старо как мир.

Друг и ученик Аристотеля Теофраст славился своим трудолюбием. 230 различных сочинений оставил он людям. Среди них был труд «О камнях». Это сочинение знакомит с горным делом, которое процветало на Земле издавна. Вероятно, Теофраста мы можем назвать первооснователем науки о полезных ископаемых. А может быть, нам так и не узнать, кто был самым-самым первым на пути к истине. Ученик Аристотеля родился почти 24 столетия назад. До него человечество в течение тысячелетий использовало горные породы, постепенно познавало их свойства, задумывалось: откуда они?

Почти тысячелетие минуло с тех пор, как Абу Али Ибн Сина (Авиценна) делил природные образования на камни, плавкие тела (металлы), серные тела (горючие) и соли. В то же время жил и ученый-энциклопедист аль-Бируни. Он тоже интресовался камнями. Заметил, что в кварце встречаются жидкие включения. Логично решил — минералы образуются из водных растворов.

Таковы отдельные штрихи путей познания возникновения минеральных веществ. Потом было много открытий. И каждый раз они приносили что-то новое, заставляя сомневаться в достоверности известного. В этом диалектическая сущность многообразия природных проявлений. Вода и огонь, давление и движение в горных породах — все привлекалось для доказательств. За несколько столетий исследователи сумели детально изучить состав, физические и химические свойства тысяч минералов, слагающих земную кору.