Между тем испокон веков теологическая мысль практически всех народов нашей планеты утверждала простую истину: гордыня есть один из величайших грехов. С сугубо атеистической точки зрения понятие «грех» – это нечто из области кондового мракобесия и церковного словоблудия. Но фактически с научной точки зрения все то, что теологи именуют «грехами», полностью соответствует тем отрицательным признакам, приобретая которые вид или популяция начинают деградировать, причем, при закреплении этих признаков на генном уровне – деградировать вплоть до исчезновения данного вида или популяции.

Антропоцентризм есть очевидный признак «гордыни». По большей мере беспочвенной, необоснованной. Достаточно заметить, что по ряду свойств человек отнюдь не является «венцом творения». В частности, он с таким усердием и безрассудством уничтожает среду собственного обитания, свою экологическую нишу, что равных ему во Вселенной в этом деле нет. Ни один из видов и подвидов нашей планеты не истребляет собственных сородичей с таким постоянством, изуверством и садизмом, как это делает «венец творения» и «пуп Земли»… Мы не будем далее развивать данную тему. Напомним лишь, что существует теория, по которой человечество представляет собой попросту болезнь, метастазирующие раковые клетки на живом организме нашей планеты. Теория эта достаточно пессимистична и, по всей видимости, является другой крайностью, другим полюсом относительно общепринятого и льстящего нашему самолюбию антропоцентризма. Как правило, истина находится где-то посередине, между крайностями. А точнее, она есть совокупность всего того, что сам человек (ученый, исследователь) может наблюдать в природе. Это очень важно, не вдаваться в крайности… но обязательно их учитывать в процессе аналитического исследования проблемы. И мы будем постоянно напоминать об этом: ведь практика показывает, что любая, порой даже самая фантастическая, идея со временем той или иной своей частью облекается в плоть. Одновременно любая из теорий имеет свои «слабые звенья». Приверженцам антропоцентрической теории эволюции мы заметим, что с их же материалистических позиций «венцом эволюции» следовало бы признать не напичканного десятками тысяч психических и соматических болезней человека, а, скажем, акулу – сверхсовершенное и сверхприспособленное существо, которое на самом деле царит на Земле (поверхность водной толщи и ее доступный для акулы объем многократно превышают объемы той тонкой пленочки земной поверхности, где обитает человек). Акула достигла совершенства миллионы лет назад и будет существовать еще сотни миллионов лет, даже тогда, когда следов человечества (в его нынешнем виде) не останется на Земле.

Сторонникам противоположной точки зрения мы скажем, что каким-то удивительным образом в природе (якобы по случайностям или стечениям обстоятельств) всегда находятся силы, которые регулируют «метастазирование» человечества как «раковой опухоли» Земли. С сугубо материалистических позиций механизм действия этих сил необъясним. Теологи объясняют ограничивающее воздействие Извне «карами за грехи наши». Переводя на более доступный нам язык, мы сможем назвать это или «иссечением пораженного участка больного организма в целях его оздоровления», или просто «хирургическим вмешательством». Когда в стаде появляются больные животные, человек отделяет их, а затем или лечит, или уничтожает. Это считается обыденным понятным делом. Никаких чудес. Но когда значительная часть человечества приобретает отрицательные подвидовые признаки, каким-то «чудесным» образом вдруг начинаются войны, глады, моры, стихийные бедствия, эпидемии черной оспы, чумы, холеры, тифа, СПИДа, атипичных пневмоний и… Мы должны четко, без малейших проявлений гордыни антропоцентризма понимать – никаких чудес нет. Проводится обыденная селекция, обыденное «хирургическое вмешательство». И часто с пораженными особями Хомо сапиенс сапиенс гибнут и здоровые (к примеру, при эпидемии «коровьего бешенства» уничтожались не только больные животные, но и потенциально больные, находившиеся рядом). И вот здесь мы раскроем первую нашу тайну сверхэволюционного процесса. Регуляция или «хирургическое вмешательство» Извне не всегда проводится в столь грубой форме, как это делает человек (отстрел расплодившихся волков, воробьев, бешеных собак, уничтожение больных коров, вытравливание тараканов и прочих вредных насекомых и т. д.). Регуляция может проводиться путем заложения в генную систему вида или подвида программы (эта программа лишь малая часть той большой Программы, или Сверхпрограммы, о которой мы будем говорить в данном исследовании), которая при критическом накоплении в особи-индивидууме и популяции отрицательных внутривидовых признаков (условных «грехов») включает механизмы ослабления иммунной системы данных особей или (и) сбоев в психоблансировке их высшей нервной деятельности. Результаты не заставляют себя ожидать. Моры-эпидемии «иссекают» пораженные участки, захватывая (как и при хирургическом вмешательстве) значительную часть «здоровых тканей». В наше время наиболее характерный пример действия программы пресечения метастазирования в подвиде Хомо сапиенс сапиенс – эпидемия СПИДа. Мы с нашим гуманистическим менталитетом сострадаем «несчастным» наркоманам и «нетрадиционалам»-сексопатам, всячески пытаемся сберечь их, создать для них исключительно тепличные условия, продлить их забавы ценой риска заболевания миллионов окружающих… но «программа» [3], ведущая наш подвид по эволюционному и сверхэволюционному пути, лишена субъективизма, она просто уничтожает тех, кто представляет для подвида смертельную опасность, так же как лейкоциты в нашей крови без малейшего сострадания уничтожают вредоносные бактерии. При недостаточности мер «внутренней регуляции» вида или подвида включаются внешние механизмы – всевозможные стихийные бедствия, изменения климата, космические и внутриземные излучения, магнитные бури, многочисленные резонансные явления и т. д. Такая вот комплексная терапия.

Мы сделали это краткое отступление с одной лишь целью: показать, что макропроцесс происхождения и эволюции человека не столь прост, как он представляется апологетам множества отдельных школ. Но прежде чем проникнуть во всю глубину проблемы, мы обязаны напомнить вам, в чем суть традиционного эволюционного учения, ибо исключать это учение как малую часть процесса Сверхэволюции мы не имеем права. Мы еще сумеем убедиться, что практически все существующие ныне эволюционные и внеэволюционные «учения», «теории», «школы» являются составными частями Единой Теории Эволюции или Сверхэволюции.

Итак, «общепринятое» эволюционное учение.

Что это такое?

Мы не вправе требовать от Чарлза Дарвина, чтобы этот самобытный ученый давно ушедшей эпохи ответил на все наши насущные вопросы по части эволюции и этногенеза. Было бы даже наивно с нашей стороны предъявлять какие-то претензии естествоиспытателю, жившему в романтическом ХIХ веке и практически не знавшему ничего о генетике и прочих премудростях, доступных нашему времени. Тем не менее многие исследователи и доныне продолжают высмеивать эволюционную теорию Ч. Дарвина о происхождении видов и воевать с «ветряными мельницами». Это дело пустое и ненужное. Дарвин внес свою лепту.

И все же можно привести слова английского астронома Фреда Хойла, который сказал, что вера в дарвиновскую теорию эволюции мало отличается от веры в то, что если на складе авиазавода вдруг поднимется ураган, то из летающих в воздухе запчастей сможет сам собою собраться «Боинг-747». Такое сравнение представляется мне весьма удачным. Но при этом надо отметить, что внутривидовое самосовершенствование, «внутривидовая эволюция» на уровне борьбы за существование и естественного отбора вещь вполне естественная – вид совершенствуется за счет того, что выживают сильнейшие, умнейшие, наиболее способные. Любой вид и подвид…

С Хомо сапиенс сапиенс все значительно сложнее. Внутри нашего рода человеческого процесс совершенствования и самосовершенствования идет параллельно с процессом деградации, вырождения и приобретения самых ужасающих наследственных признаков (от склонности к гипертонии и диабету до слабоумия и тяжелейших психических заболеваний). Наряду с самыми совершенными индивидуумами выживают лица, наделенные такими «комплексами», с которыми не только они сами, но и их отдаленные предки, впервые получившие эти признаки, ни при каких бы обстоятельствах не выжили в дикой саморегулирующейся и «эволюционирующей» природе.

вернуться

3

Надо отдать должное и человеку, он тоже постепенно и пока не очень умело начинает учиться управлять существами более низкого порядка, в частности, генетически изменяя определенное количество «мясных» мух, делая их бесполыми, человек запускает их в непомерно разросшуюся естественную популяцию – в результате популяция или исчезает совсем, или резко сокращается. Считая вполне реальной и материальной такую систему «внешнего воздействия», управляя микроэволюционными процессами, человек, тем не менее, категорически отказывается верить в то, что и его «популяцией» управляют извне. – Ю.П.

Loading...